четверг, 25 августа 2016 г.

Советско-иранская война 1941 года

В рамках политики борьбы за влияние на Закавказье и Среднюю Азию между Россией и Великобританией, обе стороны всячески стремились добиться наилучшего положения в Персии. Борьба шла с переменным успехом, и в целом исторически сложилось так, что Великобритания приобрела большее влияние на юге, а Россия - на севере страны. Влияние России там было очень большим. В 1879 году даже была создана Персидская казачья бригада, позднее преобразованная в дивизию. Это было наиболее боеспособное соединение всей персидской армии. Обучали «казаков» и командовали подразделениями российские офицеры, получая жалование от России. Кроме того, Российская Империя и ее граждане вкладывали серьезные средства в различные инфраструктурные проекты в Персии.

Революция 1917 года внесла существенные изменения в существующее положение. Русских инструкторов в казачьей дивизии сменили англичане. Руководители революционной России ожидали всеобщей мировой революции, поэтому о сохранении российской собственности за рубежом заботились слабо. В результате в 1921 году между Россией и Персией был подписан договор, по которому большая часть российской собственности в стране отошла персам. Но при этом предусматривалась возможность введения советских войск в Иран в случае необходимости.


В 1925 году выслужившийся из рядовых генерал Персидской казачьей дивизии Реза-шах организовал в стране переворот и, возглавил ее, создав новую династию Пехлеви. Служивший под командованием россиян и британцев, Пехлеви для образца избрал совсем другие страны. Поначалу он преклонялся перед Муссолини, а позже - перед Гитлером. Молодежь Ирана массово отправлялась на учебу в Германию. В стране в приказном порядке было создано скаутское движение по образцу гитлерюгента. Немецкие специалисты во всех областях массово приезжали в Иран.

По мнению советских стратегов иранская нефтяная промышленность могла перейти под контроль Германии, создавались опасности для поставок по ленд-лизу, идущих через порты Персидского залива. Существовала угроза вторжения в Советское Закавказье и захват города Баку, центра нефтяной базы СССР. Через Иран мог быть нанесен удар со стороны дружественной Гитлеру Турции. Данные выкладки были весьма далеки от реального положения дел, но тем не менее стали причиной вторжения в Иран.

СССР и Британия начали совместную операцию по оккупации страны. Операция носила кодовое название «Согласие». СССР и Великобритания обратились к Пехлеви с просьбой о высылке из Ирана немецких граждан и размещении своих войск в стране. Реза-шах ответил отказом.

Ввод частей Красной Армии в Иран начался в 5.30 утра 25 августа 1941 года. Туда вошли три общевойсковые армии – 47-я, 44-я и 53-я: восемь дивизий кавалерийских, восемь – горнострелковых и стрелковых, две танковые., а так же отдельные полки и батальоны. Всего – не менее 20 расчетных дивизий. Воздушную поддержку обеспечивали ВВС Закавказского фронта, а на Каспии против Ирана действовала Каспийская военная флотилия.

Из рапорта командира 17-й горнокавалерийской дивизии полковника Гайдукова, комиссара дивизии Чебурашкина и начштаба майора Паращенко: «С целью продления своего существования и нанесения внезапного эффективного удара в спину, германский фашизм начал готовить новый плацдарм войны в Иране <…>. Работа агентов фашизма не осталась безрезультатной, и со стороны Ирана начала все явнее и явнее подступать военная угроза, угроза вторжения в Советское Закавказье и захват города Баку, основного жизненного центра нашей нефтяной базы». Потому «Советское правительство 25.8.41. отдало приказ войскам Закавказского Военного Округа перейти госграницу, ликвидировать военный очаг, созданный германским фашизмом»

Иранская армия практически никакого сопротивления не оказала. Все четыре полка иранской авиации были уничтожены в самом начале войны, поэтому господствовавшая в небе авиация союзников занималась в основном разбрасыванием агитационных листовок. Единственными, кто оказал реальное сопротивление, оказались иранские полицейские, однако силы были явно не равны. В результате Пехлеви был вынужден сменить правительство, и новый министр обороны Али-Форуги отдал приказ о прекращении сопротивления, который немедленно был одобрен парламентом.

Никаких шансов у архаичной армии иранского шаха, еле дотягивавшей до пяти дивизий, не было. На ее вооружении лишь винтовки разномастных систем, немного пулеметов, орудий – совсем мало, самолетов – единицы, да и те антиквариат. Танков и вовсе не было, а солдаты не имели никакой подготовки. Не говоря уж о том, что вместе с СССР против иранцев выступили британцы, оккупировавшие юг Ирана. Иранские солдаты чаще всего разбегались, не оказывая сопротивления, а к 29–30 августа по приказу своего командования сложили оружие.

Про «германский плацдарм в Иране» официальная историография твердит с 1941 года: режим Резашаха, мол, проводил профашистскую политику, Иран заполонили фашистские агенты, Германия создала там склады оружия и взрывчатки, германские военные якобы готовили взрывы стратегических мостов и даже формировали батальоны из немцев, живущих в Тегеране… – И так далее и тому подобное, вплоть до утверждений, что вермахт готов был пройти через Иран в Закавказье и Индию! Только никаких «немецких складов оружия» в Иране не оказалось, да и «засилье немцев» не носило массового характера. Немецкие агенты, разумеется, были, но их счет шел от силы на несколько десятков. А уж как вермахт мог перебросить войска в Иран, и вовсе географическая загадка!

Мифический «немецкий плацдарм» стал лишь поводом для реализации давних устремлений тов. Сталина. Как свидетельствуют документы, еще в ноябре 1940 года он готов был договориться с Гитлером о включении Ирана в сферу интересов СССР. В директиве, продиктованной Сталиным 9 ноября 1940 года Молотову (перед отъездом того на переговоры в Берлин), значится: «Вопрос об Иране не может решаться без участия СССР, т. к. там у нас есть серьезные интересы».

Берлин не возражал: 12 ноября 1940 года в беседе с Молотовым министр иностранных дел Третьего рейха Риббентроп заявил, что «СССР может извлечь выгоды при перераспределении территорий Британской империи путем экспансии в направлении Персидского залива и Аравийского моря». Сразу после той беседы Молотов отправил шифровку Сталину, информируя об интересном предложении Риббентропа. В ответ Сталин телеграфировал: «Не обнаруживать нашего большого интереса к Персии и сказать, что, пожалуй, не будем возражать против предложений немцев». Уже в Москве Молотов, приняв 25 ноября 1940 года германского посла Шуленбурга, сообщил ему: СССР согласен принять германский проект пакта четырех держав (Германии, Италии, Японии и СССР). Одно из советских условий: «Если центром тяжести аспирации [устремлений] СССР будет признан район к югу от Батума и Баку, в общем направлении к Персидскому заливу».

Как известно, реализовать этот прожект вместе с Гитлером у тов. Сталина не сложилось, но это же не основание выбросить персидскую мечту за борт! Не мытьем, так катаньем – договорились с Черчиллем. Бесспорно, Кремль рассчитывал и на то, что ввод войск гарантирует масштабные поставки военных грузов для СССР через Трансиранскую магистраль. Увы, надежды на эффективность иранского транзита не оправдались. Сорвались и выказанные советским правительством планы на доступ к нефтяным полям Кевир-Хуриана: уже после ввода войск иранский меджлис принял закон о запрете нефтяных концессий до конца войны… Остается вопросом, насколько целесообразно было использовать в Иране столь значительные силы в самый разгар ожесточенных боев с вермахтом: может, именно этих 20 дивизий не хватило для перелома исхода сражений за Киев, Одессу или Таллин?

Потери союзников составили чуть более ста человек. Иран был разделен на оккупационные зоны, все его железные дороги и промышленность были взяты под плотный контроль. В 1942 году Реза-шах Пехлеви отрекся от престола в пользу своего сына Мохаммеда и покинул страну. Жизнь он окончил в ЮАР.


Формально после этих событий суверенитет страны был восстановлен, но оккупационные войска остались на ее территории. В 1943 году Иран объявил войну Германии. Именно плотный контроль СССР и Великобритании за формально дружественным режимом и позволил провести в стране знаменитую Тегеранскую конференцию в 1943 году.

Интересно, что даже в устном народном творчестве иранцев никаких упоминаний не то, что о зверствах времен оккупации, но и о простом неудобстве от нее не встречается. Советские войска покинули Иран в 1946 году, СССР сохранил нефтяные концессии на севере страны. Английские войска оставались дольше, обеспечивая интересы нефтяных корпораций Британии.

По материалам:
http://repin.info/sekretnye-materialy/cssr-protiv-irana-neizvestnaya-voyna
http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4472/

Комментариев нет :

Отправить комментарий