пятница, 11 августа 2017 г.

Репрессии против поляков в сталинском СССР

11 августа 1937 г. - Ежов подписал "польский" приказ НКВД № 00485 - , были арестованы 143810 человек, из них осуждены 139835 и расстреляны 111091 - каждый шестой из живших в СССР этнических поляков.


Поляки являются одним из народов, в наибольшей степени подвергшихся репрессиям со стороны советских властей, хотя общеизвестно, что организатором аппарата советского террора был поляк Феликс Дзержинский, и в руководящем составе «органов» — будь то ВЧК, ОГПУ или НКВД — насчитывалось немало его соотечественников. Как представляется, кроме обычных механизмов функционирования советской репрессивной системы определенную роль здесь сыграла и традиционная вражда между двумя странами. Недоверие советских руководителей к Польше и полякам, в частности особенно подозрительное отношение Сталина к этой стране, сложилось на основе многовековых исторических конфликтов. В период между 1772 и 1795 годами Польша пережила три раздела, в ходе которых царской империи всякий раз доставалась львиная доля польской территории. Два национально-освободительных восстания поляков против российских угнетателей — 1830 и 1863 годов — были жестоко подавлены.
Летом 1920 года Ленин направил войска Красной Армии на Варшаву. Этот дерзкий маневр чуть было не увенчался успехом, но неожиданно бурный всплеск национального самосознания обеспечил полякам победу, и Советская Россия вынуждена была подписать мирный договор в 1921 году на весьма выгодных для Польши условиях. Сталин, проявивший в те далекие дни военный непрофессионализм, стоивший Красной Армии поражения, всегда помнил о пережитом бесчестье, за что и поплатились впоследствии подвергшие его критике Троцкий, руководивший тогда Красной Армией, и маршал Тухачевский (в то время командующий Западным фронтом). Так становится понятным особо предвзятое отношение советских лидеров, и особенно Сталина, к Польше, полякам и ко всем общественным силам, так или иначе способствовавшим восстановлению независимости: дворянству, армии и духовенству.

Поляков не спасало даже советское гражданство — где бы они ни жили, им довелось пройти все стадии сталинского террора: шпиономанию, раскулачивание, борьбу против религиозных и национальных меньшинств, Большой террор, «очистку» пограничных зон и тылов Красной Армии, многочисленные «усмирения» для передачи власти в руки польских коммунистов со всеми вытекающими последствиями: принудительными работами в трудовых лагерях, расправами над военнопленными, массовыми депортациями «социально опасных» элементов...

К 1924 году, когда процесс массовой репатриации, проводившейся в соответствии с положениями Рижского мирного договора 1921 года, уже близился к завершению, на территории СССР проживало примерно 1 100 000 — 1 200 000 поляков. Большинство из них (900 000 — 950 000) были жителями Украины и Белоруссии; около 80% составляли потомки крестьян, переселенных в ходе польской колонизации XVII—XVIII веков. Несколько польских общин насчитывалось в крупных городах, таких как Киев и Минск. В самой России проживало 200 000 поляков, в основном в Москве, Ленинграде, Сибири и Закавказье, несколько тысяч из них были коммунистами-эмигрантами, примерно столько же — гражданами Польши, принимавшими участие в революционных действиях на стороне красных и не пожелавшими возвращаться на родину. Остальные оказались в России в результате экономической эмиграции.

Недружелюбие между двумя странами сохранялось и после заключения Рижского мирного договора и установления дипломатических отношений. На фоне недавних событий советско-польской войны 1920 года коммунистами повсюду насаждалась идея о «пролетарской крепости», осаждаемой империалистами. Неудивительно, что в такой международной обстановке многие поляки стали удобными мишенями и пополнили собой список жертв «охоты на шпионов». За 1924—1929 годы таких подозреваемых расстреливали сотнями, хотя истинными шпионами оказывались единицы. Тогда же советский режим развернул широкую антирелигиозную кампанию — преследованиям подверглись сотни католиков, десятки из них были расстреляны или пропали без вести.

Эти крестьяне фигурируют и среди жертв коллективизации. В соответствии с принятой тогда официальной классификацией 20% крестьян были признаны «кулаками», чуть большее их число — «подкулачниками». Поляки, проживавшие на территории Украины, оказали властям сопротивление, которое было подавлено самым жестоким образом: по не до конца уточненным данным, численность проживавших в этих регионах поляков только за 1933 год уменьшилась на 25%. На территории Белоруссии процесс раскулачивания польских крестьянских хозяйств протекал относительно бескровно.

Польска Организация Войскова (ПОВ), основанная в 1915 году Юзефом Пилсудским для тайной деятельности против Австро-Венгрии и Германии, в 1918—1920 годах использовалась в разведывательных целях на территориях, охваченных Гражданской войной, в частности на Украине. Деятельность организации завершилась в 1921 году. На протяжении долгих лет «дело ПОВ» служило питательной средой для внутренней борьбы в Коммунистической партии Польши: клеймо «провокатора ПОВ» было столь же опасным для жизни, как и звание «троцкиста». Еще более важный момент — составленные ОГПУ (впоследствии ГУГБ НКВД) списки поляков, работавших в тот период в советских административных органах, Коминтерне и службе госбезопасности. Показательно, что к этим спискам добавили перечень поляков, проживавших на Украине и в Белоруссии, в двух польских автономных районах. Первый, на территории Украины, носивший имя Юлиана Мархлевского (одного из создателей КПП, умершего в 1925 году), был образован в 1925 году; второй появился в 1932 году и был назван в честь Феликса Дзержинского. В каждом районе была своя местная администрация, пресса, театры, школы, издательства на польском языке, вместе они составляли включенную в состав СССР «советскую Польшу».

В сентябре 1935 года по Киеву, Минску и Москве прошла волна арестов, призванных, согласно официальной версии, положить конец так называемой агентурной сети ПОВ. Одновременно с этой акцией началась ликвидация польской региональной автономии. Аресты функционеров НКВД польского происхождения начались в 1936—1937 годах и были частью Большого террора. Сначала судебному преследованию подверглись верховные иерархи органов госбезопасности, затем стали допрашивать и рядовых членов. На пленуме Центрального комитета ВКП(б) в июне 1937 года Н. Ежов проинформировал присутствующих о том, что ПОВ «внедрилась в советские разведывательные органы» и что НКВД удалось «раскрыть и ликвидировать крупнейшую из польских подпольных шпионских организаций». Сотни поляков были интернированы, включая большинство руководителей КПП, предъявленные обвинения впоследствии подкреплялись признаниями, вырванными на допросах.

До 1939 г. были осуществлены две массовые репрессивные кампании, затронувшие поляков — граждан СССР. Первая — депортация около 36 тысяч поляков в 1936 г. из приграничных областей УССР (главным образом Каменец-Подольской, Винницкой и Житомирской) в Казахстан. Это была единственная операция, в которой официально в качестве критерия применения репрессии указывалась польская национальность (но еще и немецкая — Постановление Совнаркома СССР предписывало выселить 15 тысяч польских и немецких семей). В директивных актах, относящихся ко всем другим представленным в обзоре кампаниям, формально использовался не национальный, а социальные признаки, хотя фактически репрессии были направлены прежде всего против поляков.

Вторая кампания — это «польская операция» 1937–1938 гг., одна из составных частей так называемого Большого террора, формально основывавшегося на оперативном приказе НКВД № 00447, направленном против «враждебного элемента» (бывших кулаков, контрреволюционеров, духовенства, бывших членов различных политических партий), а также на ряде приказов о проведении «национальных» операций. Согласно приказу № 00485 от 11 августа 1937 г. аресту подлежали: члены Польской организации войсковой (ПОВ — в то время уже мифической), оставшиеся в СССР после 1922 г. поляки — бывшие военнопленные, все перебежчики, политэмигранты и политобмененные из Польши, бывшие члены Польской социалистической партии и других партий, активисты из польских районов на территории СССР, члены их семей. Согласно данным Н.В.Петрова и А.Б.Рогинского, жертвами Большого террора стали несколько более 1,6 миллиона человек, и среди них 9% — 144 тысячи человек были арестованы по «польскому» приказу № 00485, из них почти 140 тысяч человек были осуждены, причем 111 тысяч человек (79%) — расстреляны. Не все репрессированные по приказу № 00485 были поляками, но поляки были и среди арестованных по другим операциям 1937–1938 гг. Число поляков, репрессированных за 2 года Большого террора, оценивают в 118–123 тысячи человек (почти каждый пятый из проживавших в СССР)

После 17 сентября 1939 г. советские репрессии впервые в массовом порядке охватили граждан другого государства. Первыми стали польские военнослужащие, захваченные в плен и бесправно удерживаемые в лагерях военнопленных НКВД СССР несмотря на то, что война объявлена не была и польская армия, как правило, не вступала в бой с частями Красной Армии. Всего в плен были взяты 240-250 тысяч человек. В течение первых 2 месяцев большинство их было отпущено по домам, часть — передана Германии. По состоянию на декабрь 1939 г. в лагерях военнопленных были оставлены 39 тысяч человек, в том числе все захваченные офицеры, полицейские, жандармы, тюремная стража, пограничники. Еще 5 тысяч человек поступили в лагеря военнопленных летом 1940 г., после захвата Прибалтики. Это были польские военнослужащие, перешедшие в сентябре 1939 г. в Литву и Латвию и там интернированные. Таким образом, суммарное число польских военнослужащих, находившихся длительное время в советском плену, составило 44 тысячи, включая 15 тысяч человек, содержавшихся в трех офицерских лагерях и бессудно расстрелянных в апреле-мае 1940 г.

После 17 сентября 1939 года началась кампания арестов в западных областях Белоруссии и Украины. Согласно статистическим сводкам Главного управления государственной безопасности НКВД по обвинению в контрреволюционных преступлениях с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. там было арестовано 108 тысяч человек, к которым следует добавить также тех арестованных в Литовской ССР, кто до сентября 1939 г. был гражданином Польши. В результате получаем приблизительную оценку в 110 тысяч арестованных. Это число включает в себя 7305, а может быть и все 11 тысяч человек бессудно расстрелянных по тому же Постановлению Политбюро ВКП(б) от 5 марта 1940 г., по которому весной 1940 г. были расстреляны военнопленные из трех офицерских лагерей, а также более 10 тысяч заключенных, расстрелянных при эвакуации тюрем после нападения Германии на СССР.

Самый массовый вид репрессий в 1939–1941 гг. - депортации населения в глубь СССР. Всего на восточных территориях довоенного польского государства в этот период были проведены четыре таких акции, из них три операции высылки в 1940 году:

1) в феврале около 140 тысяч польских осадников и лесников с семьями были вывезены в изолированные спецпоселки НКВД в северных и восточных районах СССР;
2) в апреле последовала административная высылка в Казахстан 61 тысячи членов семей, в которых кто-нибудь уже был репрессирован, в частности семьи тех, кто содержался в лагерях военнопленных;
3) в конце июня были депортированы около 78 тысяч спецпереселенцев-беженцев, которых разместили в таких же спецпоселках и примерно в тех-же регионах, что и спецпереселенцев-осадников.
В ходе четвертой операции — депортации в мае-июне 1941 г., накануне войны с Германией, в качестве ссыльнопоселенцев были вывезены 34-44 тысячи польских граждан, причем кроме западных областей УССР и БССР высылка охватила также Прибалтику и Бессарабию с Северной Буковиной. Всего в 1940–1941 гг. были депортированы около 320 тысяч польских граждан.

Вскоре после амнистии польских граждан по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 г. последовали новые аресты, в частности сотрудников территориальных представительств («делегатур») польского посольства в СССР и тех, кто отказывался принять советское гражданство в ходе проводившейся в 1943 г. паспортизации «бывших польских граждан». Всего после амнистии 1941 г. и по 1944 г. были арестованы и осуждены около 3 тысяч поляков, из них 1583 — за отказ от советских паспортов.

Новая волна арестов последовала в 1944–1945 гг. на польских территориях, освобождаемых Красной Армией от германской оккупации. В результате 39-48 тысяч поляков (в том числе 15-20 тысяч участников Армии Крайовой — главной вооруженной силы польского массового некоммунистического антигерманского подполья) попали в лагеря военнопленных и в проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ) НКВД в глубине СССР, где они от нескольких месяцев до нескольких лет без приговора содержались под стражей в качестве интернированных.

Арестованных в 1944–1945 гг. поляков «пришлось» содержать в качестве интернированных потому, что даже для советских военных трибуналов поводы их ареста были недостаточно весомы, чтобы их можно было осудить. Лишь примерно одну тысячу арестованных в это время польских граждан «удалось» осудить к различным срокам лишения свободы в ИТЛ.

Аресты поляков на бывших польских территориях и депортации в глубь СССР продолжались и после войны, однако оценить их масштабы по архивным документам пока не удалось, хотя можно предположить, что эти репрессии были значительно менее массовыми, чем в 1939–1941 гг. По-видимому одной из последних таких акций была высылка в Иркутскую область 4,5 тысяч бывших военнослужащих армии Андерса и членов их семей.

Как видно, всего в 1930-е–1950-е гг. массовым политическим репрессиям со стороны советских органов подверглись примерно 670-720 тысяч поляков и польских граждан, в том числе после 17 сентября 1939 г. — 510-540 тысяч.




 
Мемориал http://www.memo.ru/history/polacy/vved/obzor.htm
Черная Книга Коммунизма http://www.e-reading.by/chapter.php/1013349/62/Chernaya_kniga_kommunizma._Prestupleniya%2C_terror%2C_repressii.html

Комментариев нет :

Отправить комментарий