воскресенье, 30 июля 2017 г.

Бой над Суэцем: пять сбитых советских МИГов

30 июля 1970 года стал по-настоящему черным днем в истории советской военной авиации: в этот день в ходе боя над Суэцким каналом израильские пилоты сбили пять советских МиГов-21, пилотируемых капитанами Сыркиным, Каменевым, Журавлевым, Юрченко и Яковлевым. Для трех советских летчиков этот бой стал последним в их жизни.




Гибели советских летчиков предшествовала целая череда событий, приведших к полной вовлеченности СССР в войну против Израиля на стороне арабских стран.

После тотального разгрома Израилем арабских стран в Шестидневной войне 1967 года, СССР лихорадочно пытался восстановить военный потенциал своих арабских союзников – к ним шел поток советских вооружений на миллиарды долларов. Однако развернувшиеся в 1968 году бои на линии разделения израильских и египетских войск показали полную несостоятельность арабского союзника СССР – израильская авиация господствовала в воздухе и, непрерывно нанося удары по важнейшим военным, промышленным и энергетическим центрам Египта, подвела этого важнейшего союзника СССР к новой катастрофе.
Отчаявшись сдержать израильский натиск, президент Египта Насер неоднократно обращался к руководству СССР с просьбами направить советские войска для спасения его страны. В декабре 1969 года Насер совершил тайный визит в Москву для личной встречи с Л. Брежневым.

Насер умолял Брежнева направить в Египет регулярные советские войска противовоздушной обороны и авиацию. Решение удовлетворить просьбу было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС вместе с командованием Вооруженных Сил – волей своих лидеров СССР вовлекался в очевидную авантюру с непредсказуемым результатом.

Операция по созданию группировки советских войск в Египет в составе 32 тысяч военнослужащих получила название «Кавказ». Возглавил ее главком войск ПВО страны маршал П.Ф. Батицкий. Отправка войск и боевой техники морским путем производилась из порта Николаев в первых числах марта 1970 года в атмосфере полной секретности. Личный состав был переодет в гражданское платье, не имел каких-либо документов. Существовал строжайший приказ стрелять без колебаний по тем, кто «попытается выпрыгнуть за борт».

Прибыв на место, советские военнослужащие сразу же переодевались в египетскую военную форму без знаков различия и погон. Это сразу превращало их из военнослужащих в «лиц неопределенного гражданства и статуса», проще говоря – в иностранных наемников, лишенных защиты международного права. Недаром министр обороны СССР Гречко на проводах в Египет недвусмысленно предупредил своих пилотов:

«Имейте в виду, товарищи, если вас собьют за Суэцким каналом и вы попадете в плен – мы вас не знаем, выкарабкивайтесь сами».

Израильская разведка тщательно отслеживала оперативную активность советских войск – прослушивались все переговоры советских летчиков и технических служб в воздухе и на земле, многочисленная израильская агентура была внедрена на аэродромах, на которых базировались советские авиачасти.

Свидетельством этому стал инцидент, произошедший 6 марта 1970 г. в каирском аэропорту Каиро-Уэст: советские летчики и техники, только что прилетевшие на транспортных самолетах, еще только делали первые шаги по египетской земле, как внезапно над ними на высоте 50 метров прошла пара «фантомов» с голубыми шестиконечными звездами на фюзеляжах. Тем самым израильтяне послали советским летчикам «черную метку».

Советская авиационная группа включала, в частности, 35-ю отдельную разведывательную истребительную эскадрилью (командир полковник Ю. Настенко), базировавшуюся на аэродроме Джанаклис вблизи Александрии, и 135-й истребительный авиационный полк (командир полковник К. Коротюк), базировавшийся на аэродромах Бени Суэйф и Ком-Аушим в районе Каира. Именно с этих аэродромов ушли в свой последний бой советские летчики 30 июля 1970 года.

Существуют различные версии воздушного боя, произошедшего 30 июля. Назовем их израильская и российская. Эти версии едины в главном – в числе сбитых советских самолетов, но заметно расходятся в деталях. Принципиальная разница между ними заключается в том, что израильская версия основана на отчетах израильских летчиков, непосредственно участвовавших в том бою, тогда как российская, созданная историками и журналистами, обильно дополнена фантазиями и домыслами ее авторов. Потому за основу взята израильская версия боя.

Первоначально советские и израильские летчики придерживались некоего «джентльменского соглашения», уклоняясь от прямых столкновений. Но это «перемирие» продержалось недолго – 25 июля советскими самолетами был перехвачен израильский самолет Скайхок, получивший серьезные повреждения, однако его пилот сумел совершить посадку на своем аэродроме.

Для израильского командования этот инцидент стал сигналом к переходу к активным боевым действиям против советской авиации. Была поставлена задача нанести противнику столь тяжелый урон, чтобы раз и навсегда отбить охоту у советских летчиков вступать в бой против израильской авиации.

Была сформирована группа летчиков, на счету которых были десятки сбитых самолетов врага. Для подавления радаров и связи были подготовлены средства радиоэлектронной борьбы. В качестве основного тактического приема приняли решение заманить советских летчиков в засаду.

По данным разведки внимательно изучалась тактика ведения боевых действий противником. Вывод был неутешителен для советских летчиков:
«Советские пилоты хорошо подготовлены к действиям в условиях европейских погодных условий с частой облачностью и дождями. Но и в совершенно других климатических условиях Средиземноморья они продолжают применять ту же тактику без малейших изменений. Советские летчики неплохо владеют пилотажем и агрессивны. Но их действия ортодоксальны и предсказуемы. А главное, у них нет настоящего боевого опыта. Это наш самый большой козырь в любой конфронтации с русскими МиГами».
Операция началась 30 июля примерно в 14:00. Четверка израильских «Фантомов» под командой подполковника Авиху Бен-Нуна атаковала египетскую радиолокационную станцию вблизи Суэцкого канала. Ведомым у Бен-Нуна был капитан Авиам Села. Ведущим второй пары был майор Эхуд Ханкин, его ведомым был капитан Галь. Для введения противника в заблуждение они действовали в стиле «Скайхоков», заметно уступавших по своим тактико-техническим характеристикам самолетам «Фантом».
Затем к звену «Фантомов», притворявшихся «Скайхоками», присоединилось звено «Миражей» под командованием майора Амоса Амира. Впрочем, они тоже выдавали себя за нечто другое – четверка «Миражей» шла в плотном строю и потому на радарах противника они выглядели как один самолет. Еще одна четверка израильских «Миражей» шла на бреющем полете, оставаясь невидимой для радаров противника.

«Одинокий израильский самолет» стал той наживкой, на которую клюнуло советское командование. Ловушка сработала – на перехват «одинокого самолета» устремились советские летчики.

С аэродрома Ком-Аушим в 15:28 взлетело звено капитана Каменева, в 15:30 к нему присоединилось звено капитана Юрченко в составе капитанов Макара, Яковлева, Сыркина, взлетевшее с аэродрома Бени-Суэйф. Позднее к ним присоединили еще три квартета советских МиГов, взлетевших с аэродрома Ком-Аушим. Они не догадывались, что летят в устроенную израильтянами засаду.
За считанные секунды, ситуация полностью изменилась. Вместо легкой охоты на четыре ничего не подозревающих «Скайхока» и один беззащитный «Мираж», советские летчики вдруг обнаружили, что они окружены восемью «Миражами» и блокированы сверху четверкой «Фантомов».
Когда «Миражи» атаковали МиГи, четверо снизу и четверо сверху, «Фантомы» набрали нужную высоту, перевернулись и начали пикировать на отдельные истребители противника. «Фантомы» произвели ракетную атаку звена капитана Юрченко. Первым победы добился майор Ашер Снир, сбивший МиГ ракетой на высоте 10 тысяч метров. Его жертвой стал, по-видимому, самолет командира звена капитана Юрченко, который взорвался в воздухе.

Капитан Авиам Села вспоминает:
«Они шли на нас парами, а мы дали им всем проскочить, чтобы не дать им взять нас в клещи, как они планировали. Они промчались мимо нас, пара за парой, как на параде. Мы подождали и направились за ними, зажимая их между собой».

Советский летчик пытался оторваться на очень крутых виражах, а затем перешел в крутое пике. Противники опускались все ниже и ниже, отчаянно маневрируя и выжимая из своей машины все, на что она была способна.

Наконец, на высоте двух тысяч метров и на дистанции в один километр, захват произошел, и Авиам произвел пуск ракеты. Раздался мощный взрыв и МиГ превратился в огненный шар, с обломками разлетавшимися во все стороны. Поразительно, но пилот успел катапультироваться и Авиам видел как он раскачивался на стропах парашюта.

Летчики звена капитана Юрченко, капитаны Яковлев и Сыркин, были сбиты, но успели катапультироваться из своих горящих самолетов. Самолет капитана Макара был поврежден, но он сумел совершить вынужденную посадку. Капитан Яковлев погиб после катапультирования из-за поражения купола парашюта.

Как был сбит ведущий второго звена капитан Каменев, никто не видел. Летчик звена Каменева капитан Журавлев был сбит и катапультировался на предельно малой высоте, его парашют не успел раскрыться и летчик погиб. Скорее всего, его сбил подполковник Авиху Бен-Нун. Он зашел в хвост одного из МиГов. Советский летчик резко спикировал вниз до высоты 2,000 метров и, перейдя на бреющий полет, пытался уйти от своего преследователя. Но «Фантом» следовал неотступно. Авиху Бен Нун: «Я смог произвести пуск ракеты, но из-за чрезвычайно высокой скорости МиГа, захват был сделан на самом пределе. Ракета поразила цель и взорвалась. Но МиГ продолжал лететь, даже не сбавляя скорость. Тогда я выпустил радиолокационную ракету «Спарроу» - она настигла МиГ, и он взорвался. Я уверен, что летчик погиб, т.к. было слишком низко для успешного катапультирования».

Итог схватки подвел один из ее участников подполковник Авиху Бен-Нун:
«Я думаю, русские совсем неплохо летают. Меня даже удивило, что они проделывали со своими машинами. Но им явно не хватало навыков эффективного боевого маневрирования, чтобы поразить противника. Они хорошие летчики, но слабые тактики. У них нет боевого опыта. Они действуют по шаблону и поэтому легко предсказуемы».

Катастрофический итог воздушного боя в египетском небе сыграл важную роль в стратегическом раскладе сил в мире. СССР теперь предпочитал не ввязываться в войны, где ему могли противостоять опытные, современные войска.

Источник http://rusplt.ru/world/sovetskie-assi.html

Комментариев нет :

Отправить комментарий