понедельник, 19 декабря 2016 г.

Борьба с церковью в Красной Испании

Революция началась с волны убийств, разрушений и грабежей... По всей республиканской Испании без разбора разграбляли и жгли храмы и монастыри.
Хью Томас, "Испанская гражданская война"

Труп монахини-кармелитки выставлен республиканскими карателями напоказ, 4-5 июля, 1936 года, Барселона

В республиканской Испании, начиная с 1931 года правительство вступило на путь крайнего антиклерикализма. Среди либералов, сформировавших правительство после победы на выборах 1931 года левых, основное влияние на политику связывалось с масонами, традиционно враждебными Церкви и религии. Стоит напомнить в этом контексте ведущего исследователя истории испанской гражданской войны Хью Томаса. Акцентируя факт, что испанское масонство повсеместно отождествлялось с либерализмом, Х.Томас подчеркивал, что "испанские масоны были не просто антиклерикальны, оны были крайне антирелигиозны".

По ходу укрепления республиканского правительства акция против католической Церкви была поддержана набирающими силу социалистическими, анархистскими и коммунистическими группировками. Главными пропагандистскими упреками в адрес Церкви были обвинения ее в том, она "сказочно богата и является союзницей капиталистических плутократов". В борьбе с Церковью власти не колебались распространять наиболее примитивную и омерзительную клевету. Как писал Марек Ян Ходакевич в ценной работе "Ограбленная память. Война в Испании 1936-39": "распускались истерические сплетни о том, что иезуиты отравляют колодцы, монахи крадут и убивают детей, а монахини предаются разнообразным сексуальным утехам". Нападая на "церковные сокровища", нападающие старательно умалчивали о том, что Церковь была самой крупной благотворительной организацией в стране, оказывающей весьма значительную помощь бедным и безработным. А также о том, что решительное большинство испанских священников были крайне бедны и часто не выбирались из нищеты, как и их паства.


В принятой республиканскими властями конституции дело дошло до значительного ограничения религиозных свобод. Власти удалили религию из школ, распустили монастыри и конфисковали их имущество. Священникам запретили учительствовать. Запретили церковные похороны без предоставления письменного свидетельства о том, что умерший перед смертью выразил желание быть похороненным по католическому обряду. Даже организация религиозных процессий была поставлена в зависимость от позволения властей. Масштаб и разнообразие антирелигиозной деятельности республиканских властей вызвали растущее возмущение в католической среде. Воинствующий антиклерикализм левых республиканцев, сосредотчившихся вокруг президента Мануэля Азаньи, возбудил масштабную оппозицию его курсу среди испанского населения, в большинстве своем католического по вероисповеданию. Разочарование от Республики, которую конспиративные романтики-идеалисты представляли себе в образе Прекрасной девы (La Nina bonita) достигло предела.

Теперь, под влиянием фатальных ошибок первого республиканского правительства, все большее число республиканских деятелей стало с грустью признавать, что "лучшая республика была во времена монархии". В католических кругах левое правительство осуждалось в том, что вся антирелигиозная кампания является для властей удобным прикрытием и имеет целью маскировку отсутствия у правительства плана действительного оздоровления экономики и социальной ситуации в стране. Уже 6 мая 1931 года дело дошло до резкого выступления кардинала Педро Сегуры и Саенц, архиепископа Толедо и примаса Испании. В специальном пасторском письме кардинал осудил антицерковную и антирелигиозную политику республиканских властей, призвав народ к сопротивлению, заявив: "Если мы будем молчать и бездействовать, если поддадимся "аппарату подавления", у нас не будет права жаловаться, когда горькая действительность покажет нам, что победа почти была у нас в руках, это значит, что нам следует биться на смерть за свою честь, подобно рыцарям".

Республиканцы с останками монаха
Ситуацию ухудшали антицерковные уличные выступления с участием анархистов и левых радикалов. Во время беспорядков, спровоцированных в мае 1931 года в Испании левыми радикалами, дело дошло до сожжения более чем сотни католических храмов. В католической среде росло возмущение пассивностью правительства относительно антиклерикальных выступлений, начиная от поджогов храмов и кончая публичными оскорблениями и избиениями священников. Особенный протест вызвало фанатичное выступление либерального министра, а позднее президента Республики Мануэля Азаньи, который публично сказал, что "все католические храмы Испании вместе взятые не стоят жизни и одного республиканца". Республиканские власти продолжали свои антицерковные выступления, изгоняя из страны священников и принуждая к выезду самого примаса Испании (в июне 1931 года). Зловеще прозвучали слова республиканского президента Азаньи в октябре 1931 года. Этот фанатичный антиклерикал публично высказал радость от того, что Испания якобы "перестала быть католической", сославшись на успехи предпринятой правительством антирелигиозной кампании и на низкие показатели участия верующих в богослужениях.

Но даже после падения либерального правительства и поражения левых радикалов в выборах 1933 года, конфликты вокруг религии и Церкви не перестали быть главным фактором, разделившим испанцев на два враждебных лагеря. Крайний антиклерикализм большей части левых деятелей толкал их к продолжению антицерковных выступлений. В 1934 году, во время левого мятежа в Астурии дело снова дошло до массовых поджогов и разрушений храмовых зданий. Но апогей антирелигиозных выступлений пришелся на предвыборную кампанию 17 июля 1936 года. Несмотря на получение преобладающего количества голосов в пользу правых и Центра, вследствие разногласий между ними и несовершенства избирательных механизмов, к власти пришли либералы.

Пылающие храмы 


Празднующие победу левые (социалисты с коммунистами теперь контролировали полицию и республиканскую жандармерию) смотрели сквозь пальцы на варварские антирелигиозные выступления толпы. Вновь запылали храмы. Официальные источники отмечали, что только за период с февраля по июль 1936 года было сожжено 170 храмов. В одном только городе Кадис 5 марта были сожжены католическая школа, здание монастыря и 5 католических храмов. Все чаще дело заканчивалось убийствами священников и монахинь. Безнаказанность этих антирелигиозных актов насилия стала одной из причин начала кровавой гражданской войны в Испании (1936-1939).

В течение всего периода граажданской войны власти так называемой "красной Испании" проводили политику безусловной атеизации. Особым правительственным декретом власти предписали закрытие всех святынь с полной конфискацией их имущества. Был введен полный запрет на оказание священнических услуг. На территориях, занятых республиканскими войсками дело дошло до полного уничтожения католических храмов и монастырей, с особой ревностью происходившего в провинции.
Горящая резиденция иезуитов на улице Гран Виа, Мадрид, 1931 год.

В Барселоне, например, было сожжено 58 храмов. Уцелел только кафедральный собор. Варварски было сожжено 10 тысяч томов из богатейшего собрания кафедральной библиотеки в Куэнке. Были организованы публичные сожжения икон, католических статуй и богослужебных книг.

Враги Церкви не переживали по поводу нежелания множества людей участвовать в предписанном властями уничтожении предметов религиозного культа. Согласно Хью Томасу, "доктор Боркенау наблюдал грустных женщин, несших к костру молитвенники, иконы, статуэтки и прочие дорогие для них предметы, которые были для них частью повседневного быта. Только дети радовались возможности безнаказанно отбивать носы у статуй перед тем, как бросить их в огонь".

Жертвой воинственного атеизма "красной Испании" пало более 20 тысяч святынь. Это означало уничтожение почти половины испанских храмов. В пустых, ограбленных, с ободранными украшениями храмах устраивались народные дома, амфитеатры для цирковых представлений и т. п. В мадридском храме св. Антония de Floriad был устроен довольно своеобразный "футбольный матч", в котором роль мяча играл череп святого. Республиканские милиционеры глумились над священническими ризами, уничтожали предметы религиозного культа, плясали в обнимку с мощами, извлеченными из пещер и катакомб. Постоянно осквернялись кладбища. В Хуэске тела, выкопанные из могил были уложены в позициях совокупляющихся пар. Либеральный историк Хоск М. Санчес писал, что "тысячи храмов были сожжены, осквернены предметы культа, раскопаны могилы монахинь, останки которых извлекались на посмешище зевак, и с ними устраивались глумливые псевдо-религиозные представления и прцессии".

Убийства священников 


Огромные размеры принял террор непосредственно направленный на испанское духовенство. На территории, подвластной республиканцам, от расстрелов и пыток погибло в общей сложности 7937 лиц духовного звания: 12 епископов, 283 монахини, 5255 священников, 2492 монахов и 249 послушников. Только за один день 6 ноября 1936 года во время массовой казни в Мадриде было расстреляно более 200 священников, монахинь и семинаристов (одновременно было казнено около 2400 политзаключенных). От рук палачей "красной Испании" погибли епископы Барселоны, Альмерии, Кадикса, Таррагоны, Куэнси, Лериды, Жаэан, Сюидад Реаль, Теруэла, Сегорбе, апостольский администратор епископ Баррбастро и апостольский администратор Орихурли. Епископ Сюидад Реаль был убит в тот момент, когда он работал над историей Толедо. После убийства палачи уничтожили всю собранную епископом историческую документацию и черновики. Епископ Жаэаны был убит вместе с сестрой на глазах двухтысячной толпы зевак. Епископов Кадикса и Альмерии принудили перед казнью отдраить палубу тюремного судна "Astoy Mendi".

Один из убитых священников

Сохранились многочисленные свидетельства о жестоких пытках, которым подвергались жертвы "красного" республиканского террора. Мать двух иезуитов была удавлена распятием. Дон Антонио Диаса дель Мораль из Сьемозуэлос запихали в загон с разъяренными быками и дождались, пока те его не забодали до смерти. Затем у замученного насильники отрезали ухо, как это делает матадор поверженному быку.

Кровавая геенна духовенства на территориях, подвластных "красной Испании" была также историей неслыханной самоотверженности и героизма за веру. Лучше всего иллюстрирует их тот факт, что священникам часто предлагалась жизнь в обмен на отречение от веры, однако ни одного подобного случая отмечено не было (!). Вспомнил об этом в своем прекрасном стихотворении Aux Martyrs Espagnols (К испанским мученикам) французский поэт Поль Клодель: "убито 11 епископов и 16 тысяч священников... Ни одного отречения"... Факт огромного количества людей, мужественно принявших смерть за веру потрясает. Красные варвары испытывали настоящий шок, будучи не способными никаким способом принудить свои жертвы к отречению, даже ценой сохранения жизни. Многие мученики, умирая, успевали крикнуть " Слава Господу Иисусу Христу!" (Viva Cristo Rey!). С этими словами отошел в мир иной и епископ Эстаквио Ньето из Сигуэнцы, расстрелянный 27 июля 1936 года. Историк Хью Томас описывает события так: "приходской священник из Наволморалеса сказал полицейским, пришедшим арестовать его: "Желаю принять муку за Христа". - "Если хочешь этого, сказали полицейские, - тогда и умрешь, как Он". Они сорвали со священника одежды и безжалостно отхлестали его бичом. Затем привязали его спиной к деревянной балке, напоили его уксусом и короновали терновым венцом. "Хули Бога и освободим тебя", - сказал начальник полиции. "Я прощаю и благословляю вас", - отвечал ему священник. Полицейские стали спорить, каким способом убить священника. Хотели его распять, в конце концов застрелили его в положении, обращенном в сторону тех, кто его расстреливал, так, чтобы он мог благословить их перед смертью".

14 сентября 1936 года в лево-ориентированной газете The New York Times была опубликована корреспонденция из Испании, автор которой сообщал, что в городке Эль Саусейо в Севилье он видел тело священника, отца Хосе де ла Кора, распятое кверху ногами на дверях костела. Типичный пример антирелигиозной жестокости был отмечен 24 июля 1936 года в Мадриде. В этот день социалистические милиционеры выволокли на улицу трех прятавшихся сестер-кармелитанок. С криком: "Монашки! Расстрелять!" - набросились на них их тут же казнили.
Один из фанатичных палачей так вспоминал о поведении священников, сопровождаемых к месту казни: "Вот идиоты! Некому было заткнуть им рты! Всю дорогу пели, прославляя своего Христа! Один из них пал замертво, когда мы сбили его прикладом, - истинная правда! Но чем больше мы били их, тем громче они пели "Viva Cristo Rey". Некий человек по имени Фернандес де Диос (что в переводе с испанского означает "Божий", "принадлежащий Богу"), написал письмо к министру юстиции, в котором просил разрешить ем изменить фамилию на Bakunin, поскольку "ничего общего с Богом он иметь не желал" потому, что "как можно продолжать верить в Бога, который равнодушно взирает на то, как жгут Его Церкви и уничтожают иконы с Его образами".

Ничего удивительного в том, что многие верующие в Испании видели в гражданской войне против красных именно "крестовый поход против зла", борьбу за своих священников, за естественный ход приходской жизни, за свободу богослужений и за право на молитву. Вспомним и о том, что папа Пий XI в первой своей публичной проповеди по поводу гражданской войны в Испании 14 сентября 1936 года приписал республиканцам "поистине сатанинскую ненависть к Богу".

Проф. Ежи Роберт Новак, 8 июля 2009 http://www.contrtv.ru/common/3185/

Комментариев нет :

Отправить комментарий