среда, 21 декабря 2016 г.

Декабрьские события или как большевики город Иркутск "освобождали".

К осени 1917 в Иркутске были сконцентрированы значительные военные силы (9, 10, 11, 12-й сибирские запасные стрелковые полки, артиллерийский и казачий дивизионы, военное училище, три школы прапорщиков). Для агитационной работы, подготовки Всесибирского съезда Советов ЦК РСДРП(б) направил сюда группу большевиков (Я. Янсон, Б. Шумяцкий, В. Яковлев и др.). Под их влиянием произошел раскол в иркутской социал-демократической организации. Большевики создали свой комитет, провели переизбрание Советов рабочих и военных депутатов, где теперь стали преобладать их сторонники.

Штурм Тихвинской церкви отрядом Сергея Лазо. Художники А. Иванов, И. Линёв

Окончательное размежевание произошло на двух съездах Советов, принявших диаметрально противоположные решения. Второй Восточносибирский съезд под влиянием меньшевиков и эсеров высказался за Учредительное собрание и сохранение власти за прежними органами общественного самоуправления. 27 ноября в поддержку этого решения Гордская дума образовала комитет защиты революции и революционную комендатуру, в ведение которой переходили все воинские и гражданские учреждения. Общесибирский съезд принял резолюцию большевиков и левых эсеров о переходе власти в центре и на местах в руки Советов и, в свою очередь, организовал ЦИК Советов Сибири (Центросибирь) и Военно-революционный комитет – оперативный орган захвата власти.

В начале декабря 1917 противостояние перешло в вооруженную борьбу. Поводом послужили действия обеих сторон: революционная комендатура провела через командующего округом приказ об увольнении 10% рядового состава гарнизона с целью удаления из Иркутска пробольшевистски настроенной его части. В то же время ВРК и Центросибирь, торопясь установить советскую власть в городе и крае к открытию намеченного на январе 1918 очередного Всесибирского съезда Советов и выполнить приказ наркома по военным делам СНК Подвойского, объявили о прекращении производства в офицеры, ассигновании средств на эти цели и роспуске военного училища и школ прапорщиков.


Войска военного гарнизона и поддержавшая Центросибирь часть Кавказского дивизиона под командованием Н. Каландаришвили заняли набережную Ангары от Белого дома до понтонного моста. В здании женской прогимназии Гайдук располагался их штаб. Юнкера заняли военное училище, здание 1-й и 2-й школ прапорщиков, казаки – духовную семинарию и детскую больницу. Центром боевых действий стала бывшая резиденция генерал-губернатора (бульвар Гагарина, 24), где находились группа центросибирцев и красногвардейский отряд, и мост через Ангару.

Бои начались с обстрела юнкерами группы красногвардейцев. В ответ, в 4 часа дня, артиллерия начала обстрел школы прапорщиков на Казарминской улице. С этого момента сражение шло практически беспрерывно в течение нескольких дней. Юнкерам удалось занять центр города, телеграф, здание музея Географического общества, из окон которого шел пулеметный обстрел бывшего генерал-губернаторского дома. Артиллерия, находившаяся в руках советской стороны, непрерывно обстреливала городские кварталы в непосредственной близости от дома генерал-губернатора, не давая юнкерам его захватить.


На девятый день боев дом был сдан, 17 декабря подписали перемирие. Условиями его были: создание коалиционной власти, отзыв из всех учреждений комиссаров Центросибири, расформирование школ прапорщиков, демобилизация офицеров, роспуск красногвардейских отрядов, отсылка из Иркутска прибывших сюда на помощь советским силам рабочих из других городов Сибири. От имени Советов перемирие подписали П. Постышев и Я. Янсон, их поддержало собрание иркутских большевиков. Однако под давлением командиров прибывших в Иркутск рабочих отрядов эти условия были аннулированы и 20 декабря предъявлены требования безоговорочного признания советской власти, полного разоружения и демобилизации офицеров, упразднения губернского коалиционного Совета. Не имея возможности продолжать сопротивление, повстанцы вынуждены были их принять. 22 декабря Иркутский Совет рабочих и солдатских депутатов объявил о переходе всей власти Иркутскому Совету и окружному бюро Советов Восточной Сибири.

Последствия декабрьских боев для Иркутска были тяжелыми: более 300 человек убиты, около 700 – ранены, среди них немало мирных жителей, большой ущерб нанесен городским кварталам.


Если полистать "Иркутскую Летопись" Нита Романова за 1917-18 г.г., то сообщения о том, что "...красногвардейцы и анархисты напали на пожарную часть и пытались свести всех лошадей, а сами грозятся горорд сжечь", будут встречаться не один и не два раза. А уже в декабре 1917 года "красногвардейцы и анархисты" подожгли город: формальным мотивом для этого, в высшей степени гуманистического деяния, было "подавление юнкерского восстания". На деле же это выглядело так: захватившие власть в городе большевики (т. е., коммунисты) и банды "красных революционных анархистов" под предводительством уголовного ссыльного Нестора Каландаришвили потребовали, чтобы курсанты 1-го и 2-го юнкерских училищ сдали оружие. К их чести, юнкера послали "товарищей" по известному адресу и заняли в своих училищах круговую оборону. Тогда "товарищи", загнав на Петрушину гору артиллерию, стали разносить училища снарядами. А для пущего эффекта подожгли город. Во имя торжества мировой революции, надо полагать.

Воспоминания иркутян об этом кошмаре были опубликованы в газете "Иркутская Жизнь".

В иркутских исторических хрониках эти страшные дни получили название "Декабрьские События" - и, естественно, под этим определением, "по умолчанию", подразумевается "героическая борьба иркутских рабочих и красногвардейцев против контрреволюционного юнкерско-казачьего мятежа". Вы, таки, будете смеяться, но в Иркутске есть даже улица имени "Декабрьских Событий". Но это ещё не всё: в Иркутске даже есть улица имени "сибирского красного партизана" Нестора Каландаришвили - того самого ссыльного кавказского бандита, который в 1917 году руководил межэтнической ОПГ, которая жгла город.


И ведь находятся сегодня такие... м-мм... персонажи... Да, персонажи - которые утверждают, что "это всё - тоже наша-с-вами-история", что "имя Нестора Каландаришвили тоже исторически связано с Иркутском - поэтому, название улицы следует сохранить". Что я могу ответить на это? Только то, что имя Василия КУЛИКА тоже навсегда вписано в историю Иркутска - но я не уверен, что найдётся хоть один иркутянин, который согласился бы жить на "улице имени В. Кулика. Хотя никакой особой разницы между Нестором Каландаришвили и Василием Куликом не существует."

Источники:
http://dneprovskij.livejournal.com/293043.html
http://irkipedia.ru/content/dekabrskie_boi_1917_goda_v_irkutske
http://humus.livejournal.com/2248109.html

Комментариев нет :

Отправить комментарий