понедельник, 19 июня 2017 г.

Инцидент в Масленках 15 июня 1940 года

На рассвете 15-го июня 1940-го года подразделения войск НКВД Советского Союза совершили несколько нападений на пограничные объекты Латвийской Республики в округе Абрене. В результате этих нападений красноармейцы убили нескольких человек, а несколько десятков человек, в основном гражданских лиц, в том числе детей, увели в плен в СССР.

Фография руин сгоревшего здания 2-го кордона 1-ой роты 3-го батальона Абрене, опубликованная 23-го июня 1941-го года в газете “Тевия”

Широкомасштабное исследование этих событий провел кинорежиссер Андрейс Эдвинс Фелдманис, который описывает результаты своего исследования в книге "Трагедия Масленки - трагедия Латвии". Отдельные отрывки из книги приведены ниже.



Нападение на 2-й кордон 1-ой роты 3-го батальона Абрене.


Самое трагичное и наиболее известное из нападений 15-го июня - нападение красноармейцев на 2-й кордон 1-ой роты в Масленках.

"Здание кордона состояло из пяти комнат и кухни. Две комнаты занимал начальник кордона с семьей, в двух жили 4 охранника, а в одной было служебное помещение охраны. Еще на этом земельном участке находился погреб, построенный на самом берегу реки Лудза, небольшая хозяйственная постройка с сараем для дров, с жестяной кровлей. Вне границ кордона, в здании принадлежащем Дмитрию Маслову, начальник кордона Ф. Пуриньш устроил плотницкую мастерскую. Здание кордона было построено всего в 10 метрах от пограничной реки Лудза. За границами кордона, в направлении 1-го кордона, на расстоянии 70 м от здания кордона виднелся небольшой деревянный жилой дом, который принадлежал крестьянину Д. Маслову и сдавалась семье пограничника Жаниса Криевиньша."

"Ночь 15-го июня выдалась необычайно холодной. С полуночи на границе на страже находились Янис Мацитис и Петерис Цимошка. Один из них был патрульным, другой находился в засаде. На кордоне отдыхал Карлис Бейзакс."

"25 боевикам НКВД в 2.30 удалось незамеченным пересечь реку Лудза... Боевики НКВД окружили кордон со всех сторон. Был окружен и дом охранника Ж. Криевиньша и находящийся невдалеке недавно построенный частный дом Д. Маслова. Вокруг здания кордона были разложены связки ручных гранат, кроме входных дверей. Это свидетельствует, что изначальное намерение нападающих было взять кордон в плен без единого выстрела."

Приложение к записи № 6 протокола осмотра. Труп пограничника К. Бейзакса.

"Нападение советских солдат обнаружил патрульный Янис Мацитис… После того, как был окликнут, противник выстрелил на патрульного автоматную очередь. Видимость на момент нападения равнялась почти нулю. Густой туман покрыл территорию кордона и окружности. В этой ситуации преимущество было у автоматического оружия. К сожалению все 35 кордонов батальона Абрене были вооружены только боевыми винтовками."

"Когда раздались первые выстрелы, нападавшие поняли, что обнаружены, и изменили боевую тактику, уничтожая кордон и убивая всех пограничников. Патрульный Янис Мацитис, тяжело раненый, пытался добраться до здания кордона, который в тот момент еще не был подожжен. Недалеко от здания кордона Я. Мацитис наступил на ручную гранату, и у него оторвало пятку левой ноги."

"В наилучшей ситуации находился охранник Петерис Цимошка, который находился в засаде. П. Цимошка принял бой потому, что, услышав выстрелы из автоматического оружия, понял, что нападают советские пограничники. На вооружении у 3-го батальона Абрене еще не было легких ручных автоматов. В свою очередь по выстрелам, произведенным П. Цимошка, противник определил местонахождения засады и постарался ее окружить и уничтожить. П. Цимошка, продолжая стрелять, стал отступать в направлении кордона потому, что слышал, как отдельными выстрелами кордон защищает Валдис Гринвалдс. Подходя к зданию кордона произошло непредвиденное - П. Цимошка наступил на одну из связок гранат и был разорван на куски. Позднее, при обвале горящего здания, бренные останки П. Цимошка превратились в уголь."

"Красноармейцы простреливали здание кордона и Валдис Гринвалдс в нем мог передвигаться только ползком. Телефонная связь не работала. В. Гринвалдс из спальни потребовал у К. Бейзакса боевую винтовку. Это свидетельствует о том, что оружие на кордоне находилось в одном из спальный помещений. В. Гринвалдс через окно открыл ответный огонь; видимость была плохой, и он стрелял в направлении нападающих без конкретного прицеливания. Очевидно К. Бейзакс принял решение покинуть здание и постараться добежать до 1 кордона за помощью. Он выпрыгнул в окно и скрылся в тумане. Позднее оказалось, что он успел пробежать всего 199 м. К. Бейзакс смог пробраться мимо здания Жаниса Криевиньша, и его застрелили те, кто окружал это здание. Позднее судебно медицинская экспертиза в теле нашла также и осколки гранаты. Бегущего К. Бейзакса забросали гранатами. Так как в здании кордона все еще оказывалось сопротивление, нападающие сквозь окна забросили зажигательную смесь. Внутренние помещения загорелись."

Проводы пограничника Карлиса Бейзакса 18-го июня 1940-го года из часовни кладбища в Ауце.

"В этот момент, тяжело раненный, во входных дверях свалился Янис Мацитис и звал на помощь. Оказать помощь уже не было возможности, здание наполнялось удушающим дымом. Я. Мацитис из последних сил выполз наружу, и позднее он был найден мертвым на расстоянии 8.5 м от фундамента здания с обгоревшими ногами."

"В служебной квартире здания кордона находилась жена Ф. Пуриньша Хермине и ее сын Волдемарс 14 лет... Каждый из них выбрал свой путь, как покинуть горящее помещение. Хермина выпрыгнула в окно, находящееся в южной части здания. Выпрыгивая, она держала в руках подушку, наверное с мыслью защитить себя от пуль. На месте приземления Хермине уже были взорваны гранаты и там же невдалеке лежали части тела разорванного на куски П. Цимошка. На расстоянии 8.3 м от окна Хермине Пуриня была застрелена, и ее труп потом был найден на клубничных грядках."

"Волдемарс пытался спастись, выбежав из дверей. Это ему удалось, и он искал укрытие в кладке дров, которая была сложена в отдалении от горящих зданий. В прикрытии кладки дров разместился один из русских нападающих. Он бегущему Волдемарсу попал выстрелами в живот и ногу."

"В этот же самый момент горящее здание покинул и его единственный защитник Валдис Гринвалдс. Оставив карабин на полу, он выпрыгнул в окно в восточном направлении и нетронутым прыгнул в реку. Там его взяли в плен советские пограничники."

"Одновремено с нападением на здание кордона чекисты напали и на дом Ж. Криевиньша. В здании в тот момент находились Жанис Криевиньш, его жена Лида Юлия, сын Артур, пятилетняя дочь Рита и шестилетняя дочь пограничника Эдуарда Калниньша Эрика. Вначале в два окна были вброшены ручные гранаты."

Лида Криевиньш позднее свидетельствовала:


"...К утру около 03.00 я проснулась от оглушительного взрыва. Почувствовала удар в голову и по всему телу. Выяснилось, что вброшена ручная граната и я тяжело ранена. Муж и дети не были ранены. Муж воскликнул: “Красноармейцы!” и приказал детям лезть под кровать, а меня вытащил в коридор потому, что снаружи раздавались выстрелы из винтовок и автомата. В то же самое время снаружи стали кричать на русском, чтобы выходили, и стали ломать двери, пока не выломали. Через выломанные двери вошли 3 красноармейца, вооруженные винтовками, с наложенными штыками выдвинутыми вперед. Забрали моего мужа и двенадцатилетнего сына Артурса - куда они делись, не знаю. От ранений на время потеряла сознание. Когда проснулась, вышла наружу, но снаружи никого не было. Видела только как горит здание кордона."

Лидия Криевиньш с дочерью Ритой - беженцы в Германии.

"После того, как Жанис Криевиньш вытащил жену в коридор, в комнату была вброшена вторая граната. Взрыв легко ранил в голову Жаниса Криевиньша и его сына Артурса. Обеих раненых красноармейцы увели через реку в плен."

"После того, как красноармейцы преодолели сопротивление кордона и взяли в плен оставшихся в живых, они занялись эвакуацией собственных раненых и убитых. Оставлять вещественные доказательства было нежелательно, но по причине плохой видимости они не сумели собрать разбросанные боевые принадлежности. Из-за этой задержки могла подоспеть подмога, против чего русские приняли меры - на расстоянии 250 м от кордона Масленки в направлении 1-го кордона они выставил боевой пост. Именно здесь были взяты в плен начальник 1-го кордона Вилис Лаздиньш, пограничники Арвидс Полис и Йезупс Абрицкис, которые было поспешили к месту происшествия."

Пограничник Янис Лоцанс на следующий день свидетельствовал:


"Подъезжая к 2-ому кордону, я увидел здание кордона сгоревшим настолько, что виднелись всего-лишь горящие стены. Расположенный через дорогу домишко, принадлежавший Дмитрию Маслову, где начальник 2-го кордона Пуриньш оборудовал столярную мастерскую, я увидел сгоревшим до основания. По приближении к горящему жилому зданию 2-го кордона, между домишком, где жил пограничник Криевиньш, и жилым зданием кордона, я догнал жену пограничника Криевиньша Лидию и увидел, что она была ранена и вся залита кровью. Я спросил у Лидии Криевиньш, что здесь произошло, но она мне не ответила, а сама задала мне встречный вопрос: “Где мои дети, где мой муж, что ты сделал?”. Я оставил Лидию Криевиньш в покое и пошел вперед, где у кладки дров увидел сына начальника кордона Пуриньша Волдемарса. Он был скорчен, с опаленными волосами и одеждой, сильно усталый и просил меня оказать ему первую помощь. Я поспешил дальше к кордону и во дворе увидел лежащую на земле жену начальника кордона Хермину Пуриньш. Мне показалось, что она всего лишь в обмороке, поэтому я почерпнул из колодца воды и облил ее, но оказалось, что она мертва. С западной стороны здания кордона я увидел уже сильно сгоревший труп какого-то пограничника, но его личность определить не смог. Этот труп я за руку оттянул на несколько метров от горящего здания и облил водой."

Приложение к записи № 5 протокола осмотра. Труп жены начальника кордона Хермины Пуриньш.


Другие советские нападения 15-го июня:


Нападение на 3-й кордон 1-ой роты 3-го батальона Абрене.


Нападение советского спецподразделения на 3-й кордон 1-ой роты в Шмайли началось в 03.00, на 30 минут позднее нападения на 2-й кордон 1-ой роты в Масленки. Красноармейцы перерезали телефонную линию, приблизились к зданию кордона и взяли в плен пограничников В. Крауциса и А. Озолниекса. Вблизи кордона взяли в плен также начальника 4-го кордона Фрициса Канцитиса, который в тот день надзирал за 3-им кордоном.

"Чтобы предотвратить возможное сопротивление [двух других пограничников] Фрициса Гайлитиса и Станиславса Дриньгиса, к квартирам в частных жилых домах в деревне Шмайли был послан плененный В. Крауце с призывом к вышеупомянутым пограничникам выйти во двор кордона вместе с женами и детьми. Сами красноармейцы в качестве заложников забрали из окружающих домов их жителей."

"Всех собранных пленников повели к мельнице Блонты [, плотина которой через реку Лудза служила также и пунктом пересечения границы]. Здесь к пленникам присоединилась семья хозяина мельницы Карлиса Смуккалнса, младшему отпрыску которого, Дагнии, был всего лишь один год, и помощник мельника Бетере с женой. Сыну пограничника Ф. Гайлиса тоже было всего лишь два годика. Всех заложников через шлюз водяной мельницы Блонты перевели на сторону СССР."

Нападение на 7-й кордон 1-ой роты 3-го батальона Абрене


Уже начатое советское нападение на 7-й кордон 1-ой роты в Жугури на рассвете 15-го июня было прервано. Красноармейцев, бредущих через пограничную реку Лудза, заметил латвийский пограничник Ж. Кронис и выстрелил красную сигнальную ракету. Выстреленная ракета вместе с голосами гостей во дворе кордона, праздновавших 25-летие жены Я. Страздиньша Марианны, испугали нападавших и вынудили их отступить назад в СССР.

После 15-го июня:


Тяжело раненный Волдемарс Пуриньш скончался 16 июня в больнице г. Резекне.

Пограничники 2-го и 3-го кордонов 1-ой роты 3-го батальона Абрене со своими семьями в Масленках в июле 1939-го года. С левой стороны на переднем плане: Волдемарс Пуриньш, Артурс Криевиньш, во втором ряду с левой стороны: Эрика Херта Калниньш, Татьяна Калниньш (род. Андреева), Ядвига Блакшениекс, Рита Криевиньш, Юлия Криевиньш (род. Этикс), Хермине Пуриньш (род. Калниньш); с левой стоят: Эдуардс Калниньш, Валдис Гринвалдс, Янис Лоцанс, Карлис Бейзакс, Жанис Криевиньш, неизвестный, Янис Блакшениекс

17-го июня 1940-го года советские войска пересекли границу Латвийской Республики и оккупировали страну. Начался период советского правления, известный под названием "Страшный год".

В общей сложности в результате нападений утра 15-го июня красноармейцы увели через границу в СССР 37 человек. Из них 10 были пограничниками, а 27 гражданскими лицами, в том числе детьми, которых красноармейцы захватили в качестве заложников в окрестных домах.

Возвращены были все пленники, кроме одного. Плененный боевиками НКВД и уведенный в СССР вместе с семьей крестьянин Дмитрий Маслов был оставлен в заключении и весной 1942-го года расстрелян как латвийский шпион.

"7-го июля 1940-го года на двух грузовиках, на границу Латвии и СССР были доставлены латвийские граждане плененные на территории страны 15-го июня. Уполномоченный Советского Союза передал их командиру 3-го батальона Абрене подполковнику Оскарсу Янсонсу. Только сейчас привезенные пленники узнали, что советские войска оккупировали Латвию."

После войны округ Абрене был присоединен к России. Вышеупомянутые объекты пограничной охраны Латвии ныне находятся на территории России.

Источник http://www.lettia.lv/ru_a_maslenki.html#Atteli

Комментариев нет :

Отправить комментарий