среда, 24 мая 2017 г.

Винницкая трагедия

Винницкая трагедия — массовые репрессии в Винницкой области, которые проводились НКВД в 1937—1938 годах, часть Большого террора. В 1940 следственными органами НКВД УССР было начато уголовное дело по факту массовых безосновательных репрессий в Винницкой области, проводимых областным управлением в 1938 году под руководством И. М. Кораблёва.

Плакат "Вінниця. Завжди пам'ятай про це", 1943 год

Слухи о массовых расстрелах поползли по Виннице осенью 1937-го. В области в 1937–1938 годах НКВД арестовал 40 тыс. людей. Почти 60% из них осудили к наивысшей мере наказания. Утверждали списки репрессированных по предоставленному сверху "лимиту" и рассматривали дела внесудебные органы — "тройки". К ним входили секретарь обкома, начальник облуправления НКВД и областной прокурор. Приговоры исполняли во дворе тюрьмы, а тела потом вывозили и хоронили в городе. При захоронениях вещи расстрелянных сбрасывались в яму, на трупы. Участки для массовых захоронений среди кладбищенских памятников, деревьев и кустов, закрывали плотными заборами.


В 1941 году И. М. Кораблёв и начальник 3-го отдела Винницкого УНКВД О. М. Запутряев были осуждены к расстрелу, а в отношении ряда их подчиненных были начаты новые дела, расследование которых прервало нападение Германии на СССР. В том же 1941 г. приговоры в отношении всех виновных были смягчены. Сам Кораблёв освободился из заключения не позднее 1946 года.




С первых дней а немецкой оккупации Винницы горожанам стало известно о массовых расстрелах, произведенных в городской тюрьме в 1941 году при отступлении советских войск (жертвами были главным образом арестанты НКВД — как местные, так и пригнанные из Западной Украины). Зная об этом, люди начали обращаться к новым властям с просьбами выяснить ситуацию в городе по поводу тайных захоронений НКВД.

В апреле 1943 года международные комиссии экспертов обследовали места массовых захоронений расстрелянных НКВД СССР польских военнопленных в Катынском лесу под Смоленском. Были начаты раскопки и в Виннице. Глава имперской безопасности Третьего рейха Эрнст Кальтенбруннер сразу разрешил создать и отправить в Винницу группу криминалистов.

Международное расследование


9439 тел в 95 могилах обнаружили в Виннице во время раскопок, организованных немецкой оккупационной властью с 24 мая по 3 октября 1943-го. Расстрелянных местный НКВД в 1937–1938 годах хоронил в Центральном парке города, Фруктовом саду на бывшей улице Подлесной и на военном кладбище недалеко от Хмельницкого шоссе.

Немецкий офицер возле тел жертв НКВД

Первая следственная комиссия под председательством немецкого профессора Герхарда Шрадера состояла преимущественно из немецких патологоанатомов и медиков, но в ней также участвовали два врача из СССР - врач Дорошенко и профессор судебной медицины из Краснодарского университета Малинин. Именно эта комиссия была ответственна за эксгумацию тел, которая проводилась до середины июня. Позже, под руководством заместителя Герхарда, профессора Кармера эта комиссия также установила и описала состояние тел и вещественных доказательств найденных в могилах.

Чтобы использовать захоронения расстрелянных для антибольшевистской пропаганды, немцы привезли в Винницу специалистов по судебной медицине, патологической и описательной анатомии из университетов Бельгии, Болгарии, Италии, Нидерландов, Германии, Румынии, Словакии, Венгрии, Финляндии, Франции, Хорватии, Швеции. Тела жертв осмотрели 14 приезжих комиссий как из стран-сателлитов Германии, так и из нейтральных и завоеванных государств.


Кроме того, вместе с международными экспертами в Винницу также прибыла еще и другая немецкая комиссия, которая состояла из 13 судебно-медицинских экспертов из разных немецких университетов. Эти комиссии на основании вещественных доказательств и эксгумированных тел провели свои собственные расследования. Международная комиссия опубликовала свои результаты 15 июля 1943, а немецкая 29 июля. Оба комиссии в основном пришли к одинаковым выводам относительно медицинских фактов и обстоятельств казней. На основании отчетов медицинских комиссий немцы начали еще и уголовное расследование. Было создано две криминальных комиссии, которые начали допросы свидетелей среди местного населения. Показания давали родственники погибших, секретари и уборщицы в здании НКВД, а также те, кто видел или знал какие-то факты о захоронениях в городе.

«Убийства происходили приблизительно в 1938 году», — отмечено в «Протоколе Международной комиссии заграничных судебно-медицинских экспертов» от 15 июля 1943-го. Останки в несколько этапов перехоронили на кладбище «Подлесное».

Перезахоронение погибших от рук НКВД

Погибшие покоились в глубоких траншеях в основном беспорядочно переплетенные друг с другом, некоторые были повреждены известью и химическими процессами в могилах. Осмотр трупов также установил, что некоторые из них имели следы пыток - выбитые зубы, сломанные кости.

Сверху на них беспорядочной грудой были навалены одежда, котелки, посуда, мешки с остатками съестных продуктов и прочие личные вещи. В карманах одежды большинства убитых были обнаружены разные предметы и документы (протоколы обысков, удостоверения, фотографии, кошельки, очки и т.д.), давшие возможность установить личность многих жертв.

Судебно-медицинское обследование обнаружило на задней поверхности шеи большинства трупов огнестрельные раны. Чаще всего случались двойные раны, хотя были случаи трех и четыре выстрелов в жертву".

В местах захоронений никого не расстреливали, за исключением нескольких человек, которые, вероятно, занимались забрасыванием ям с трупами землёй. Это предположение возникло в связи с тем, что некоторые трупы находились на значительно меньшей глубине, чем основная масса захороненных, а пустые гильзы встречались при раскопках редко.


16 ноября 1943 года немецкая комиссия послала в Берлин окончательный "Отчет о результатах криминалистического расследования массовых убийств в Виннице". В нем детально расписано захоронение и количество найденных останков. В разделе "Результаты осмотра тел" отмечено: "Все мужские тела были одеты; качество и состояние одежды свидетельствуют, что принадлежала она сельскому населению. Однако из 169 женских тел 49 были полностью раздеты, в то же время на других были только нижние рубашки. По судебно-медицинской экспертизе, голые и полуголые женские труппы принадлежали к младшей и средней возрастным группам. Возраст большинства мужчин — от 30 до 40 лет. За единственным исключением, все мужские труппы имели связанные за спиной грубой двойной конопляной веревкой руки. На 24 телах были также цепи на ногах; семь связаны за предплечья. На шее двух тел были петли, а на несколько других — петли из скрученных платков или шалей. Три тела, кроме этого, имели кляпы во рту. Однако женские тела, за редким исключением, не были связаны.

Реакция СМИ


Дело получило международную огласку. Газеты в Украине и во многих странах Европы освещали это событие. Например, одна из миланских газет писала: «Массовые могилы под Винницей — страшная картина большевистской бесчеловечности. Там жертвами большевистского террора пали более 10000 украинцев, которые для палачей из ОГПУ-НКВД были недостаточно красными. Вершиной рафинированной звериной жестокости большевиков было то, что над могилами замученных были построены сооружения для развлечений. И дети, не зная об этом, развлекались на трупах своих отцов».


Газета «Deutsche Ukraine Zeitung» в статье под названием «Обнаруженные массовые убийства НКВД в Виннице — новое свидетельство кровавого господства Сталина» пишет: «Убийство собственного народа является составной частью большевистской системы — и это было не открытием какой-либо тайны, а только — подробностей методов и целей некультурной и нигилистической системы, предпосылкой существования которой являются террор и уничтожение населения. События в Виннице — один из примеров того, на что способен нечеловеческий режим, от которого должны быть защищены все европейские народы.»

Советские газеты «Правда» и «Известия» опубликовали сообщение Совинформбюро: «Берлинские провокаторы ныне объявляют о якобы «случайных» находках массовых могил, пытаясь приписать свои чудовищные злодеяния советским властям. Гитлеровцы разыгрывают в Виннице над трупами своих жертв гнусную и наглую комедию. Убийцы, чьи руки в невинной крови, откапывают трупы людей, которых они уничтожили, устраивают балаганные инсценировки на их могилах. Такой мерзости и такого лицемерия мир еще не видел».

Воспоминания свидетелей


О раскопках широко оповестили население Винничины и всей Украины. Родственники приглашались для опознания «врагов народа», о которых в свое время сообщалось, что они осуждены на 10 лет «без права переписки». Отовсюду шли люди, стояли около массовых захоронений при открытии могил, с ужасом узнавали своих убитых НКВД мужей, родителей, детей по вещам, найденным документам.

Личные вещи, найденные в захоронениях

Около разрытых могил на деревьях была натянута проволока, на которой развешивались личные вещи убитых. Нередко рядом с останками находили документы НКВД. Фотографии и документы выставляли в центре города. По характерным элементам одежды, местными женщинами было распознано 468 тел их мужей и сыновей. Еще треть жертв - 202 тела были идентифицированы благодаря найденным у них документам. Среди идентифицированных трупов было 490 украинцев, 28 поляков, национальность 161 установить не удалось.

Очевидцы до сих пор вспоминают смрад, повисший над этим районом города. Рыдающие родственники, считавшие своих близких пропавшими без вести, преодолевая тошноту, бродили по этой ужасной выставке, пытаясь по лишь им знакомым приметам найти хоть кого-то.


Очевидец событий киевлянин Н.Пушкарский рассказывает: «На месте раскопок и у витрин выставок разыгрывались душераздирающие сцены, когда какая-нибудь женщина, опознав в трупе своего «сосланного» мужа, начинала громко рыдать. Ее плач передавался десяткам других, таких же несчастных, пришибленных горем людей, тут же присутствующих. В эти дни над территориями «военного строительства» и «Парка культуры и отдыха» стоял сплошной вопль»

«Я дважды была там. Впервые — в июне, как только начались раскопки, во второй раз — в начале октября, когда сбежала к родственникам в Винницу, чтобы не забрали на работу в Германию. Впервые ездила с подругой Галей Головко — ее не стало четыре года назад. Мне тогда было 18, а Гале — 17. Искали ее отца. Он был слесарем на сахарном заводе. В 1937-м и 1938-м из работников сахарозавода расстреляли 57 человек, а всего из села — почти 100» - вспоминает 83-летняя Мария Шевченко из села Соболивка Теплицкого района.

Тело отца Галина Головко не нашла. Опознала только покрывало, которое мать дала, когда его арестовали. «По волосам узнали акушерку из нашего села. У нее были две длинные очень красивые косы. Лет 40 ей было. За что ее убили? Может за то, что была полькой. К нам с Галей подошел корреспондент «Винницких вестей», представился Аполлоном Трембовецким. Но мы боялись опоздать на поезд и не стали с ним говорить. А тех, с кем он говорил и их фамилии напечатали, потом расстреляли» - добавляет Мария Шевченко.

Женщины ищут вещи своих мужей, сыновей и отцов.

«То, что мы видели, — ужасно. Разрытые могилы — большие, квадратные. Наши военнопленные вытягивали из них труппы и складывали штабелями. В одной яме было 150–200 людей. Тела присыпаны сверху известью. А поверх могил — качели, травка росла. В парке между деревьями натянули веревки и развесили одежду. Женщины ходили между рядами и узнавали — одежду, трупы. Крики, вздохи, плач. В витринах, где сейчас касса аэропорта, выставили найденные в могилах документы» - не сдерживается Мария Шевченко.

Сокрытие следов преступления


Красная армия вошла в Винницу 20 марта 1944 года. Сразу после освобождения города органы НКВД начали искать и арестовывать тех, кто давал показания немецкой криминальной полиции и свидетелей раскопок, выступавших в газетах в период оккупации или даже просто рассказывавших о них соседям. Через три дня по указанию комиссара Раппопорта расстреляли и похоронили в Центральном парке почти сто человек. В основном женщин, которые полгода до этого узнавали тела родных.

С освобождением Винницы советскими войсками в 1944 году найденные тела были объявлены жертвами нацистского режима.

В годы «холодной войны» многочисленные публикации о винницкой трагедии публиковались в украинской эмигрантской прессе. Диаспора сохраняла память о трагедии, говоря о геноциде украинской нации. В самой Украине первые публикации о массовых убийствах 1937—1938 гг. в Виннице появились в 1988 году. Они назвали трагедию «винницкими Куропатами» (в этом месте около Минска в Белоруссии были обнаружены массовые захоронения людей, уничтоженных НКВД).

За несколько лет до этого, в начале 1980-х годов, винницкая власть решила соорудить здание ритуальных услуг, которое располагалось как раз над упоминавшимися семью братскими могилами, где покоились перезахороненные останки. Во время строительства экскаваторами выгребли большое количество человеческих черепов и костей и вывезли их самосвалами.


В начале 2000-х годов в Виннице у всех мест захоронений НКВД были установлены памятники.

По результатам современных исследований, считается, что общее количество репрессированных в период в 1937–1941 гг. в Виннице и области составляет около 20 000 человек.


По материалам https://gazeta.ua/ru/articles/history/_v-1943m-v-vinnice-nemcy-raskapyvali-rasstrelyannyh-nkvd/525415?mobile=true
Фотографии http://warhistory.livejournal.com/2429227.html
Документы http://argumentua.com/stati/chekist-korablev-im-chem-zakonchil-nachalnik-unkvd-po-vinnitskoi-oblasti

Комментариев нет :

Отправить комментарий