пятница, 5 мая 2017 г.

Марксизм - лженаука

Давайте уже скажем правду — марксизм является одной из псевдонаук, такой как алхимия, гомеопатия, парапсихология. Карл Маркс не является никаким авторитетом ни для современных экономистов, ни для философов, ни для политиков. Марксизм -- это маргинальная, псевдонаучная писанина пары журналистов 19 века, показавшая свою полную несосотятельность на десятках попыток практической реализации.


Карл Маркс, человек без систематического образования (5 лет провинциальной гимназии, пара семестров в одном университете по одной специальности, пара в другом по другой, защита экстерном), неудачливый журналист, неудачливый политик, плохой семьянин, живший одновременно с женой и служанкой, паталогический нищеброд, неумевший элементарно заработать денег для семьи и кормившийся подачками спонсора. В общем, позор семьи, отрицательный пример для всех детей.


Теория его так и осталась маргинальной, и кроме левых профессоров в научном мире никого не интересует. Почему? Потому что все базовые идеи марксизма противоречат логике. Я не буду маскировать мысль научными фразами и ссылками на авторитеты, буду краток.

Классовое общество


Класс — это технический термин, применяемый в разных науках и прикладных областях. Он означает всего лишь группу, в которую помещают объекты по равенству значения выбранного признака классификации. Классы образуют классификатор, в который должен попасть весь массив анализируемых объектов.

При этом один объект должен попасть в один и только один класс, как одно яблоко растет на одной ветке. Классификатор верен, если проверяем. Т.е. зная признак группировки, любой исследователь построит точно такую же совокупность классов. Если один объект может попасть в два класса — это означает, что признак классификации выделен неверно. Если какие-то объекты не попадают ни в один класс, это означает, что признак классификации выбран неверно, или состав классов определен неверно.

Очевидно, что для разных целей могут строиться разные социальные классификаторы. Вот несколько примеров.

  • По состоятельности. Допустим, мы поделим людей по следующей шкале годовых доходов: Высший класс (+ $1 млн. ), Средний класс ( от $100 тыс. до $1 млн.), Рабочий класс (от 0 до $100 тыс.). Эта классификация делит людей по материальному благополучию, следовательно ее можно использовать для анализа благосостояния общества, структуры общества, равномерности распределения доходов, доступа к возможностям.



  • По социальным ролям. Поделим людей по основным функциям, которые они выполняют в обществе: Политики, Бюрократы, Предприниматели, Топ-менеджеры, Наемные работники, Иждивенцы, Пенсионеры. Эта классификация функциональная, ее можно использовать для анализа структуры общества, взаимодействия групп при управлении страной, распределении национального продукта.



  • По уровню образования. Неграмотные, Начальное образование, Среднее образование, Высшее образование.



  • По отношению к средствам производства — марксовский классификатор. Надо понимать, что Маркс не смог, или не посчитал важным (в силу невежества) описать свой класссификатор. Он поступил как журналист — разбросал разрозненные упоминания классов и их бессистемные характеристики в книге, которая была посвящена другому — в своем нетленном Капитале, что привело к смущению умов марксистов на века, они тоже не могут дать ни четкого перечня классов, ни четких условий попадания той или иной группы людей в тот или иной класс. Мы тоже вынуждены строить догадки.
Итак, Маркс выдел признак классификации "отношение к средствам производства". У него есть два допустимых значения: владеет, не владеет. Или три: владеет, не владеет, обслуживает. Или четыре: владеет, владеет, но маленькой, трудится на этой собственности, обслуживает интересы владельцев собственности. Или сто. Все зависит от вашей фантазии.

В результате в марксовом классификаторе один и тот же человек может входить сразу во все классы. Пример: владелец акций разных предприятий, имеющий земельный участок, и выращивающий на нем в качестве хобби овощи на продажу, пишущий статьи и книги, работающий по найму оператором станка с программным управлением на заводе. Он одновременно является буржуа, пролетарием, крестьянином, интеллигенцией. С учетом того факта, что большинство людей в современных развитых капиталистических странах имеют вклады в пенсионных фондах, депозиты в банках, все общество можно отнести к буржуазии.

Некоторые люди без натяжек не могут быть отнесены ни к одному классу. Например, пенсионеры, фрилансеры, артельщики, кооператоры.

Кстати, "средства производства" — такая же натяжка. Не всякая собственность может быть средством производства, но какая не может? Автомобиль руководителя — это средство производства? Теплица на даче у бабушки, торгующей возле метро? Мозг изобретателя? Чернила писателя?

Еще одна ошибка типична для непрофессионалов — это экстраполяция. Маркс описал как понял, наблюдая из окна дома, находящегося в районе проституток, эмигрантов и маргиналов Сохо, Британию 19 века, предполагая, что процесс ранней индустриализации, который он видит, будет длиться в будущем линейно. Но практика показала, что пролетариат в США сейчас составляет менее 10%, крестьянство 3%, почти 100%, владея долями в пенсионном фонде и счетами в банках, технически являются буржуазией, а основная масса работающих по уровню образования и характеру труда может быть причислена к интеллигенции, да и почти 100% капиталистов занимают посты в предприятиях, т.е. технически являются наемными работниками.

Другими словами, марксовый классификатор нарушает все мыслимые правила классификации. Ни для каких социологических, статистических, политических исследований эту классификацию применить невозможно, поскольку она неверна технически и не делит общество на группы, а лишь присваивает теги, описывает произвольно пересекающиеся множества. Да и чорт бы с ним, но беда в том, что в дальнейшем он используется для обоснования революций, гражданских войн и геноцида.

Противоречия между классами


Исходя из неверной классификации делается неверный же и вывод о взаимодействии классов. Классы представляются антагонистами, а их взаимодействие — борьбой на уничтожение. Маркс формулирует такое противоречние — общественный характер производства и частнособственнический характер присвоения. Пролетариат работает, а буржуазия только и делает, что грабит пролетариат.

Однако, без буржуазии нет пролетариата. Работодатель и работник одинаково нужны друг другу. Один придумал что делать и как это продавать, нашел деньги, обучил, другой выполняет работу и получает зарплату. Это не борьба, а наоборот, кооперация. Погибает предприятие, рабочие остаются без дохода. Интересы рабочих и владельцев в этой точке одинаковые — процветание предприятия. А значит, благоприятный климат для предпринимательства в стране, низкие копроративные налоги, судебная защита собственности и т.п. Это объективно.


Трудовая теория стоимости


Трудовая теория стоимости (ТТС), как и все прочие идеи Маркса заимствована. Но она, в терминах марксистов, есть классический пример вульгарного материализма. Основная мысль состоит в том, что стоимость товара обусловлена стоимостью труда. Труд создает стоимость. Больше труда, больше стоимость. Все деньги мира созданы рабочими, вложившими свой труд в производство товаров и услуг.

Доказать, что это не так проще простого.

Есть множество вещей, имеющих стоимость, но созданных без участия человека. Например, земля. Ее, по одной из версий, создал Бог. Стоит она будь здоров, частенько больше, чем дома на ней построенные. Нефть — никак не зависит от трудоемкости добычи, переработки и транспортировки. Иначе бы ее цена не колебалась от $6 до $150 на отрезке в 10 лет. Вода — там где ее мало, она стоит дороже любого труда. Вы можете не имея наемных работников, но владея водой быть самым богатым человеком.

Дефицит. Алмазы дороги потому что красивы и дефицитны. Скоро искусственные алмазы станут красивей естественных, дефицит исчезнет, алмазы будут стоить копейки. Если, конечно, монополисты не победят в их борьбе с законами капитализма.

Стоимость знаний и идей. Можно попытаться описать товарную стоимость знаний через трудодни, потраченные на их получение. Но это очевидный абсурд. Усердие отличная черта, когда таланта нету ни черта (с). Знания, идеи, технологии — результат труда, умноженного на божий дар, на систему стимулов и мотивов и в человеко-часах не вычисляемы принципиально.

Престижность, интересность, модность меняют цену товара, нисколько не изменяя ее себестоимость, это известно каждому туристу, заплатившему кучу денег за подъем на Эйфелеву башню, каждому владельцу айфона, любителю модных брендов и немецких автомобилей.

Политическое значение этой вульгаризации состоит в ошибочном представлении о том, что все ценное в этом мире создал рабочий класс. Поэтому он имеет особые права на гегемонию. Но в реальности все ценное в этом мире создают изобретатели и предприниматели. И они вопрощают свои идеи с привлечением наемных работников, или без. Скоро наступят времена 3D принтеров, роботов и транспортных квадралетов, и рабочий класс изобретателям и предпринимателям больше не понадобится. Но стоимость останется, и как всегда будет зависеть от баланса спроса и предложения, от изящности и привлекательности идеи, от дефицитности примененных материалов.


Прибавочная стоимость


Прибавочная стоимость — это недоплаченная рабочим часть стоимости. Вот я произвожу булочки, продаю их за доллар, а на зарплату трачу 50 центов. Вторые 50 центов я украл у рабочих, по мысли автора марксизма.

На самом же деле все не так. Вот я продаю за $1, а дальше у меня есть расходы — материалы и оборудование, реклама и маркетинг, исследования, зарплата и т.д.. Все расходы я пытаюсь минимизировать, а доходы максимизировать. Потому что прибыль есть разница между вторым и первым, и я хочу ее получить, чтобы взять себе. Потому что ради этого я создал предприятие. Если есть возможность заменить рабочего машиной, оптимизировать процессы и уволить половину рабочих — делаю это с радостью.

Потому что обязательств кормить рабочего при капитализме у меня нет. Он мне не крепостной, и не член семьи. Я не присваиваю часть прибыли, полагающейся рабочему. Наоборот, я делюсь с ним частью дохода. И размер этой части зависит не от меня и не от него, а от ситуации на рынке труда. В Китае я ему плачу $100 в месяц, а в Швейцарии $5000. Исходя из этого расклада назначается цена на товар, строится технология производства, и прочий бизнес-план. Если мое предложение не устраивает рабочего, он ко мне не идет. Т.е. мы имеет дело с договорными отношениями, честными и открытыми.

Другими словами, никакой прибавочной стоимости вообще не существует. Никакого присвоения тоже. Владельцу бизнеса принадлежит 100% дохода, за вычетом расходов, одним из которых является запрплата. Создаваемая на предприятии стоимость принадлежит ее владельцу на 100%, а сотрудникам принадлежит 0% стоимости, в точном соответствии с условиями, на которых они нанимаются на предприятие. Это предприниматель вынужден делиться стоимостью с государством, смежниками, сотрудниками. С другой стороны, ответственностью предпринимателя является оплата труда нанятых сотрудников, независимо от его успешности, по условиям договора найма.

Только в одном случае рабочий имеет право на создаваемую стоимость — если он разделяет риски предпринимателя. Например, я нанимаю булочника на условиях 10% от прибыли, но без фиксированной зарплаты. И вот тогда присвоением будет, если я ему навру, что прибыль меньше, чем есть.

Эксплуатация человека


Эксплуатация — это использование для производства, чего-то созданного специально для производства, и заменяемого после использования. При рабстве человек может выращиваться как рабочий скот специально для выполнения определенных работ, при некотором уровне износа может выбрасываться.

При капитализме никто не неволит работника трудиться в том или ином месте, никто не заставляет соглашаться на ту или иную зарплату и условия труда. Наемный работник добровольно, для собственной выгоды нанимается на работу, выполняет обусловленные операции и получает за это обусловленную плату. Он не участвует в рисках, не вкладывает в предприятие ничего, кроме своего времени и труда, и получает за это полную компенсацию.

Поэтому ни о какой эксплуатации речи и быть не может. Речь при капитализме идет о кооперации. Капиталисту нужны работники, работникам капиталисты.

Работник не создает больше, чем получает. Потому что доход предприятия зависит от множества факторов: рыночной коньюнктуры, стоимости кредита и материалов, маркетинговой стратегии. Как отдельный абстрактный работник не виноват, если предприятие окажется убыточным, так он не имеет заслуг в том, что оно получило прибыль. И эта прибыль принадлежит тем, кто ее заслужил — создателям и владельцам предприятия. В конечном счете, если это кажется несправедливым, то всякий может попробовать создать предприятие и быть его бенефициаром.

Но более того. В нынешнем мире инвестор получает меньше всех — единицы процентов от оборота. Наибольший доход получает государство в виде налогов. Этим доходом распоряжается бюрократия. Следующими бенефициарами являются менджеры, они же и располагают фактическими правами распоряжения "средствами производства". Далее идет банк, за ним наемный персонал. Здесь конечно многое зависит от специфики деятельности предприятия. В хайтеке доля зарплаты выше, в перерабатывающей промышленности ниже, в добывающей стремится к нулю.

Классовая борьба


Из неверной классификации, неверной идеи трудовой стоимости, неверной идеи прибавочной стоимости, неверной идеи противоречий между классами, ожидаемо делается неверный вывод о неизбежности классовой борьбы. Как мы уже показали выше, общество можно поделить на разные классы. Например, класс верующий и класс атеистов, класс ментов и класс преступников, класс женщин и класс мужчин и т.д. И да, в зависимости от классификации мы можем делать выводы о неизбежности кооперации классов или неизбежности классовой борьбы.

Маркс сдедал вывод о неизбежности классовой борьбы. Между кем и кем? Между рабочим классом и классом капиталистов. Вывод на сегодня очевидно смехотворный. Поскольку рабочий класс уже сжался до нескольких процентов населения, а класс капиталистов расширяется и с очевидностью охватывает практически все население. В развитых странах победа капиталистов не столько неизбежна, сколько уже состоялась.

Безклассовое общество


После победы, пролетариат устраивает свою диктатуру, уничтожает буржуазию, обобществляет средства производства, т.е. старые заводы, созданные буржуазией, и классы исчезают. Классы исчезают — это нелепость. Ведь признак классификации исчезнуть не может, это абстрация, метод. Технически правильно было бы сказать, что остается какой-то один класс. Все одинаковы, все работают за станком, и этот станок принадлежит всем. Все капиталистопролетарии.

Но и другие способы классификации остаются в наличии, покуда мысль жива. Например, есть некоторая теория управления. Чтобы цех производил булочки, нужен начальник цеха. Чтобы функционировала вся эта пекарня, не обойтись без директора. Но чтобы принять решение о строительстве новой пекарни, нужны ... кто? Голосование общины, назначение руководителя проекта, отчетность перед общим собранием коммуны? В реальности все попытки построения коммунизмов приводили к единственному результату — появлению жутко иерархического общества, очень классового, больше похожего на аристократическое. В нем доминировал класс чиновников, которые присваивали результаты труда класса бессловесных человекоживотных. Эта картина прекрасно иллюстрируется Северной Кореей.

Источник http://muacre.livejournal.com/137114.html

Комментариев нет :

Отправить комментарий