воскресенье, 22 января 2017 г.

Экибастузская забастовка

22 января 1952 года - началась Экибастузская забастовка — забастовка заключённых в 6-м лаготделении Песчанлага (Экибастуз, Казахстан). Первая крупная забастовка заключенных, получившая широкую известность в лагерях.


Осенью 50-го года в Экибастузский лагерь прибывает этап из Долинки (отделение Песчанлага), состоящий в основном из власовцев, бандеровцев, литовских лесных братьев. О чем остальные шепчут лишь особо доверенным друзьям, они говорят меж собою громко. Когда одного из них хотят забрать в карцер, не выдают, но говорят, что готовы все вместе пройти туда. Начальство не могло управлять этими людьми, т.к. среди них не было стукачей, узнать зачинщиков было невозможно.

Тогда украинцев раскидали по разным бригадам. Вскоре стали находить трупы стукачей. За восемь месяцев было убито 45 стукачей. В лагере это называли “рубиловкой”. Некоторые из них стали убегать в лагерную тюрьму, где содержались в одной камере, прозванной “камера хранения”. Без стукачей чекисты ослепли и оглохли.


Начальство боролось с происходящей самоорганизацией заключенных, с превращением их из согнанных вместе рабов в общество людей, сознающих свое единство. Было решено разделить лагпункт пополам. И довольно быстро замысел хозяев проясняется: в одной половине (2-й лагпункт) остались только щирые украинцы, тысячи две человек. В половине, куда нас пригнали, где будет 1-й лагпункт — тысячи три всех остальных наций — русские, эстонцы, литовцы, латыши, татары, кавказцы, грузины, армяне, евреи, поляки, молдаване, немцы, и разный случайный народ понемногу, подхваченный с полей Европы и Азии. Одним словом — "единая и неделимая".

Скоро мы узнаём, зачем так. По лагерю идёт достоверный слух (от работяг, носящих в БУР баланду), что стукачи в своей "камере хранения" обнаглели: к ним подсаживают подозреваемых (взяли двух-трёх там-здесь), и стукачи пытают их в своей камере, душат, бьют, заставляют раскалываться, называть фамилии: кто режет?? Вот когда замысел прояснился весь — пытают! Пытает не сама псарня (вероятно, нет санкции, можно нажить неприятность), а поручили стукачам: ищите сами своих убийц!И так хлеб свой оправдают, дармоеды. А бандеровцев для того и удалили от БУРа, чтоб не полезли на БУР. На нас больше надежды: мы покорные люди и разноплеменные, не сговоримся. А бунтари — там. А между лагпунктами стена в четыре метра высотой.

Забастовка возникла стихийно. Вечером 22 января, вернувшись с работы, заключенные 1-го лаготделения, используя разломанные нары одного из ближайших к БУРу бараков начали крушить забор вокруг БУРа. Идея была поджечь камеру стукачей, плеснув туда бензин. Надзирателей, обеспокоенных шумом, оттеснили к вахте. Разбили стекла в штабном бараке. С угловых вышек в темноте был открыт беспорядочный пулемётный огонь по зоне, где большинство заключенных даже не подозревали о случившемся.

Штурмовавшие БУР покинули его двор. В зону вошли взвод автоматчиков, строчивших очередями,за ними надзиратели с железными трубами и дубинками, избивавшие заключенных. Раненных и избитых было около 20 человек.С 24 января начата забастовка-голодовка. Были переброшены записки украинцами из 2-го лагпункта, однако они забастовки не поддержали.

Этих трёх суток нашей жизни никому из участников не забыть никогда. Мы не видели своих товарищей в других бараках и не видели непогребённых трупов, лежавших там. Но стальной связью мы все были соединены через опустевшую лагерную зону.

Голодовку объявили не сытые люди с запасами подкожного жира, а жилистые, истощённые, много лет каждодневно гонимые голодом, с трудом достигшие некоторого равновесия в своём теле, от лишения одной стограммовки уже испытывающие расстройство. И доходяги голодали равно со всеми, хотя три дня голода необратимо могли опрокинуть их в смерть. Еда, от которой мы отказались, которую считали всегда нищенской, теперь во взбудораженном голодном сне представлялась озёрами насыщения.

Голодовку объявили люди, десятилетиями воспитанные на волчьем законе: "умри ты сегодня, а я завтра!" И вот они переродились, вылезли из вонючего своего болота и согласились лучше умереть все сегодня, чем ещё и завтра так жить.

29 января бригадиров собрали “для предъявления жалоб”. Начальство рассчитывало таким образом и успокоить зеков и, судя по речам бригадиров, выявить главарей.

А через две недели началась расправа. Во время пути на работу колонну остановили автоматчики и пулеметчики, приказали всем сесть, объявив, что при нарушении порядка стрельба начнется без предупреждения. Выкликнули пять фамилий активных бунтарей. .

Д.Панин так оценивает произошедшее: “Забастовка трех тысяч человек впервые доказала возможность открытой борьбы легальными средствами... Мы нанесли поражение чекистам, пронзили сердце особлагов, после чего началась вереница непрерывных уступок и смягчений... Эхо быстро разнеслось по империи ГУЛАГа, и стали возможны последующие возмущения в Джезказгане, на Воркуте и в других местах, окончательно добившие массовое рабовладение в стране.”

Источники:
Р.Р.Пименов "Сопротивление в 45-56 гг." http://revolt33.narod.ru/antisovetchik/start_45.html#
А. Солженицын "Архипелаг Гулаг. Книга 3" https://www.litres.ru/aleksandr-solzhenicyn/arhipelag-gulag-kniga-3/
Вики https://ru.wikipedia.org/wiki/Экибастузская_забастовка_заключённых

Комментариев нет :

Отправить комментарий