четверг, 26 января 2017 г.

Николай Иванович Вавилов. Лысенковищина и разгром советской генетики.

26 января 1943 года, в возрасте 55 лет, в тюремной больнице Саратова скончался от истощения великий русский биолог Николай Иванович Вавилов. Один из самых крупных ученых ХХ века, член многих зарубежных академий наук и научных обществ, растениевод, генетик, создавший в ходе экспедиций в более чем 50 стран уникальную и бесценную мировую коллекцию растений, представляющую сейчас генофонд растительного мира.


Человек колоссальной работоспособности, знающий два десятка иностранных языков, Вавилов объездил весь мир, посылая на родину посылки с семенами и плодами. Выращенные из них растения послужили основой для создания новых сортов культурных растений.


Далёкие путешествия Вавилова неожиданно оборвались в середине 30-х гг. После насильственной коллективизации Сталину нужно было в мгновение ока добиться впечатляющих результатов в сельском хозяйстве. От Вавилова, независимо мыслящего популярного ученого, поддерживающего тесные контакты с зарубежными коллегами, подобного чуда ожидать не приходилось — он исходил из научных принципов, требующих средств и времени для выведения новых сортов. Тогда Сталин нашел «чудотворца», который без особых затрат обещал собрать сказочные урожаи уже через год-два. Таким человеком стал украинский агроном Т.Д. Лысенко.

Лысенковщина


Генетика была одной из тех наук, которые в период культа личности Сталина и после него преследовались и запрещались. Преследование генетики и генетиков началось в 30-е годы. В это время были организованы дискуссии по вопросам генетики. Дискуссии играли заметную роль в развитии науки, например, дискуссия сторонников и противников самозарождения микроорганизмов или сторонников и противников эволюционной теории. Ученые приводили аргументы в защиту своих точек зрения, предлагали новые эксперименты и т.д. Однако дискуссии по вопросам генетики в СССР носили совершенно другой характер. В то время как генетики приводили научные аргументы в пользу своих теорий, их противники, во главе которых стоял Трофим Денисович Лысенко. Основные обвинения против генетиков носили политический характер. Генетика объявлялась буржуазной реакционной наукой. Ей противопоставлялась так называемая передовая мичуринская биология (в названии использовалось имя к тому времени умершего замечательного селекционера И.В.Мичурина ). Генетиков, которые цитировали в своих трудах зарубежных ученых, обвиняли в низкопоклонстве перед иностранщиной; законы Менделя презрительно называли "гороховыми законами". Сторонники Лысенко издевались над работами на дрозофиле; они говорили, что работать надо на коровах и овцах. Работа на дрозофиле - это трата народных денег и вредительство. Одного из известных генетиков назвали "троцкистским бандитом".

Что касается генетики человека, то сторонники Лысенко утверждали, что граждане социалистической страны не могут иметь наследственных болезней, а разговоры про гены человека - это основа расизма и фашизма.

Все эти обвинения в обстановке подозрительности 30-х годов, когда везде искали вредителей и врагов народа, дали свои результаты. Первой жертвой стал еще до дискуссий по генетике выдающийся ученый С.С.Четвериков . В 1929 г. он организовал семинар по генетике "COOP" (от слов "совместное орание"). Этот семинар собирался не в институте, а поочередно на дому у его участников. Когда про это стало известно, Четвериков был уволен и выслан из Москвы в Свердловск, где ему удалось устроиться консультантом при зоопарке. Если бы это произошло не в 1929 г., а на несколько лет позже, он бы так легко не отделался.

Многие генетики были арестованы в 1937 г. Среди них был и Г.А.Надсон , который погиб в заключении. Были арестованы Карпеченко , Левитский (это был его третий арест), которые погибли в тюрьме, и другие генетики. Карпеченко и Левитский вызвали подозрения уже потому, что бывали за границей: Карпеченко в 1929-1931 гг. стажировался в США, а Левитский за антиправительственную деятельность еще в 1907 г. был выслан из России и работал сначала на биологической станции в Неаполе, а потом в Германии в лаборатории знаменитого цитолога Страсбургера . (Он, как и О.Гертвиг , пришел к заключению, что носителем наследственности является ядро клетки). А всякий человек, который побывал за границей, рассматривался в те годы как потенциальный шпион.

Преследование Вавилова


Лысенко и его последователи понимали, что имеют в лице Вавилова своего самого опасного противника, и поэтому не раз повторяли между собой, что «Вавилон должен быть разрушен», т. е. вавиловская научная школа должна быть уничтожена. Чувствуя, куда дует ветер, многие биологи переходили на сторону Лысенко. «Эти направленные мутации вызваны отсутствием генов порядочности», — горько шутил Вавилов.

Последовали жалобы Лысенко на Вавилова в НКВД, и в начале 1940 г. Сталин дал «добро» на арест Николая Ивановича. В это время уже шла мировая война, и можно было не опасаться взрыва возмущения в США, Франции и Великобритании, где ученый был особенно популярен. Чтобы не привлекать внимания, Вавилова арестовали не в Москве, а на Западной Украине, где он находился в составе комплексной экспедиции Наркомзема. 6 августа 1940 г. днем к студенческому общежитию в Черновцах, в котором проживали ее участники, подъехала черная «эмка» и два сотрудника НКВД пригласили в машину Николая Ивановича, якобы, для срочных переговоров с Москвой. В полночь машина вернулась без него за его вещами.

Известно, что последовало затем: Николая Ивановича доставили 10 августа 1940 г. поездом через Киев в Москву на Лубянку. Его обвинили в том, что он английский шпион (припомнили работу в Англии в лаборатории Бэтсона), а так же «вредительстве», в «диверсии», «участии в контрреволюционной организации». Начались бесконечные допросы следователя А.Г. Хвата, а также двух «забойщиков», применявших зверские методы допросов – Шварцмана и Албогачиева. Согласно опубликованному списку допросов, всего их было проведено примерно 230 в течение около 1000 часов (по другим сведениям их было 400, и они продолжались 1700 часов).

В 1941 г., когда Н.И.Вавилов был в тюрьме, агрохимик академик Д.Н.Прянишников выдвинул его на соискание Сталинской премии. Тогда это был героический поступок, связанный с риском для жизни.

9 июля 1941 г. состоялся суд над учёным. Сам Вавилов писал об этом суде: «На суде, продолжавшемся несколько минут, мною было заявлено категорически, что обвинение построено на небылицах, лживых фактах и клевете, ни в какой мере не подтверждённых следствием».

Николай Иванович был приговорен к расстрелу, но позже приговор «смягчили» до 20 лет каторги. В тюрьме Вавилов писал большую книгу об истории земледелия с древнейших времён. Под рукой у него не было ни энциклопедий, ни научных трудов — только карандаш, бумага и собственная память.

26 января 1943 г., в возрасте 55 лет, великий ученый Николай Вавилов скончался от истощения в тюремной больнице г. Саратова.

Следственное дело Вавилова показывает, что по окончанию следствия были сожжены его многочисленные научные работы и материалы.

Дело Николая Вавилова, по уникальному стечению обстоятельств ставшее предметом исследования еще в 1960-е годы (книга Марка Поповского «Дело академика Вавилова», впервые изданная в СССР в 1991 году), – одно из наиболее широко обсуждаемых в истории мировой науки сфабрикованных уголовных дел.

Окончательный разгром генетики после Второй Мировой


Вторая мировая война на время прекратила преследования генетиков, но после ее окончания они возобновились. Лысенко решил добить своих противников, и он мог это сделать, поскольку пользовался поддержкой Сталина. В 1948 г. состоялась сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина ( ВАСХНИЛ ), на которой Лысенко выступил с докладом "О положении в биологической науке". В докладе генетика подверглась разгромной критике. Генетики, которые присутствовали на сессии, пытались возражать против тех или иных утверждений доклада; их заставляли выходить на трибуну и излагать свою точку зрения. Но в конце сессии Лысенко сообщил, что его доклад был одобрен товарищем Сталиным. Получилось, что те генетики, которые критиковали доклад, выступили против взглядов Сталина.

 Лысенко громит генетиков на сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ). 1948 год

В этой ситуации, одни генетики выступили с покаянными заявлениями, а другие продолжали отстаивать свои взгляды. Тут уместно вспомнить И.А.Раппопорта - очень мужественного человека, проявившего замечательную храбрость на войне с фашистами. Также мужественно он вел себя и после сессии ВАСХНИЛ. На заседании партбюро института, где он работал, от него требовали отречься от хромосомной теории, а в качестве аргумента ее негодности сослались на речь Молотова. Раппопорт ответил, что он разбирается в генетике лучше Молотова, и тут же был исключен за это из партии и уволен из института.

После сессии ВАСХНИЛ все ведущие генетики были уволены с работы, преподавание генетики в школе и в вузах было запрещено. Коллекции мутантных дрозофил, других растений и животных уничтожены. Н.П.Дубинин был вынужден заняться изучением птиц в лесозащитных полосах, И.А.Раппопорт стал лаборантом-геологом и т.д. Некоторые же генетики после сессии ВАСХНИЛ были арестованы, например Д.Д.Ромашов , сотрудник Н.П.Дубинина. Был арестован и специалист по медицинской генетике В.П.Эфроимсон . Студента Сергея Мюге арестовали за то, что он посетил своего уволенного профессора и подарил ему цветы. К счастью, все они остались живы и после смерти Сталина вышли на свободу.

БИБЛИОГРАФИЯ:
1. Александров, В. Я. Трудные годы советской биологии. — СПб., -1992.
2. Корочкин, Л. И. Неолысенковщина в современной биологии // В защиту науки. Бюл. № 3 / Отв. ред. Э. Кругликов; Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией науч. иссл. РАН. — М., -2008.
3. Музрукова, Е. Б., Чеснова, Л. В. Советская биология в 30-40-е годы: кризис в условиях тоталитарной системы. // Репрессированная наука. — Вып. 2. — СПб..- 1994.
4.V.N. Soyfer, 2001. «The consequences of political dictatorship for Russian science», Nature Reviews Genetics 2, 723—729

Комментариев нет :

Отправить комментарий