понедельник, 19 сентября 2016 г.

Глобус-1: ивановская "Хиросима"

19 сентября 1971 года на берегу реки Шачи, в 4 км от деревни Галкино Кинешемского района Ивановской области был произведен подземный ядерный взрыв. Всего в 363 километрах по прямой линии от Красной площади.


В 1960-1980-х годах по заказу Министерства геологии в СССР была реализована программа глубинного сейсмозондирования земной коры - как для уточнения ее строения, так и для выявления структур, в которых целесообразно производить дальнейший поиск месторождений полезных ископаемых (в основном нефти и газа). Была создана Специальная региональная геофизическая экспедиция. План, разработанный в экспедиции, стал основой государственной программы под кодовым названием "Программа-7". Она охватывала территорию всей страны, от Бреста до Якутии.

Сейсморазведка проводится довольно просто – в некоей точке взрывают заряд взрывчатого вещества, а чуткие приборы, расставленные на разном удалении вокруг, фиксируют время прихода сейсмических волн и их параметры. После нескольких «рукотворных землетрясений» создается трехмерная карта всей толщи горных пород - ведь сейсмическая волна проходит в разных породах по-разному, и взрыв как бы «просвечивает» землю. Обычно сейсмический метод применяется для обследования конкретных месторождений, и мощность зарядов невелика. Но для проекта исследования огромной территории потребовались совсем иные мощности.

Весной 1971 года в малонаселенном районе Ивановской области, недалеко от деревень Галкино и Бутусиха, появились сначала группы изыскателей, а затем и тяжелая техника: трактора, бульдозеры, буровые станки. Местом будущей скважины по ряду параметров была выбрана точка на левом берегу Шачи. Объект получил кодовое обозначение «Глобус-1», и был самым близким к столице и густонаселенному центру страны среди 22 ему подобных.

Несколько месяцев шли работы. Местное население также в них участвовало – на валке леса и прочих вспомогательных работах. Все считали что в скважине «взорвут бомбу и будут искать нефть». В сентябре все было закончено, заряд подвезен, опущен на глубину 610 метров, скважина над ним заглушена и заполнена цементом.

Это был не обычный заряд. Для глобальной программы сейсмозондирования, как уже говорилось выше, требовались очень высокие мощности заряда. Было принято решение использовать ядерные устройства. Еще в 1966 году ВНИИТФ начал разработку зарядов невоенного назначения, в том числе скважинных. Для сейсмозондирования выбирались заряды мощностью от 2,3 до 22 килотонн тротилового эквивалента (бомба, сброшенная в 1945 г. на Хиросиму, имела мощность 13-15 килотонн). Для «Глобуса-1» был выбран самый маленький заряд – 2,3 кт.

В воскресный день 19 сентября 1971 года по единственной улице деревни Галкино прошли люди со стройки. Стучась во все дома, они рекомендовали заклеить окна бумагой крест-накрест, а всем после 19:00 выйти из домов на улицу. К деревне были присланы машины, которые должны были в случае аварии эвакуировать людей к Волге (но заранее об этом не объявляли - чтобы не допустить паники).

Вечером земля дрогнула, задребезжали стекла, заревела скотина. Взрыв камуфлетного ядерного заряда был произведен точно по графику. Небольшое землетрясение – это все, что почувствовали жители Галкино и соседних деревень. На самом же объекте дела обстояли не так радужно: через 18 минут после взрыва примерно в метре от боевой скважины возник фонтан водо-газо-грунтовой смеси. В расчетах была ошибка, огромное давление разрушило породы и цементный слой, и вдоль ствола скважины давление из очага стало сбрасываться в атмосферу.

К счастью, в основном на поверхности оказались инертные газы, имеющие небольшой период полураспада (в пределах нескольких дней и месяцев). Через двадцать дней их выход прекратился сам собой. Продуктами распада загрязнена относительно небольшая площадка размером примерно 200х200 метров, включая берег реки Шача. Но даже в момент наибольшей активности «гейзера», в первые часы после взрыва, в двух километрах от скважины мощность дозы не превышала естественного фона. Долгоживущих изотопов на поверхность вышло немного.


Сухие цифры документов говорят, что на третьи сутки максимальное значение мощности дозы составило 50 миллирентген в час, а на 22 день — 1 миллирентген в час. Через 8 месяцев после взрыва мощность дозы на объекте не превышала 150 микрорентген в час на устье скважины, а за ее пределами — 50 микрорентген в час, при естественном радиационном фоне 5-15 микрорентген в час.

Была проведена дезактивация, сильно зараженный грунт захоронен в нескольких траншеях. Затем объект был законсервирован, и вскоре люди покинули это место, оставив всю технику. Их ждало еще много работы по всей стране: программа глубинного сейсмозондирования продолжалась. Списанные «взрывниками» генераторы и мощный водяной насос забрал себе местный совхоз – такая техника в хозяйстве очень полезна. Туда же отправился и бульдозер, возможно занятый до этого на работах по дезактивации. И еще долго местные жители вывозили с поляны то провод, то болты, то листы металла…

Как было написано в отчете о проведении эксперимента, «благодаря слаженной работе службы радиационной безопасности никто из населения и участников взрыва не пострадал”. В общем-то, это действительно так. Не пострадал никто. Но только в тот злополучный день. Об отдаленных и косвенных последствиях медики от атомной отрасли почему-то не любят говорить.

А они – последствия – похоже, все-таки были. «После этого «Глобуса» телята с двумя головами родились, — вспоминала фельдшер из деревни Ильинское Надежда Сурикова. – Дети недоношенные стали рождаться. Выкидыши теперь обычное дело, а когда я начинала работать – все бабы нормально полный срок выхаживали”. Это свидетельство опубликовала в 2002 году издание «Газета».

Надежда Петровна уверена, что двое местных детей умерли именно от лучевой болезни. Подростки побывали на месте взрыва через два месяца, а зимой оба захворали – мучались головными болями. Отвезли их в Иваново, там поставили диагноз – менингит. Вскоре ребят не стало. Деревенские в менингит не верят. По версии местных властей, подростки сами виноваты в своей смерти.

Кроме того, в расположенных рядом с местом взрыва населенных пунктах резко возросло число смертей от рака. Причем, не только в 1970-х годах. По данным главного врача областного онкодиспансера Эммы Рябовой, по числу раковых заболеваний Ивановская область по-прежнему держит первое место по России.

Неблагоприятная экологическая ситуация в районе взрыва сохраняется до сих пор. В чем-то она даже усугубилась с годами. По данным завотделом радиационной безопасности Ивановской областной СЭС Ольги Драчевой, в 1997 году в некоторых точках площадки зафиксировано гамма-излучение мощностью 1,5 тысячи микрорентген в час, в 1999-м – 3,5 тысячи, а в 2000-м – уже 8 тысяч! «Сейчас мощность излучения упала и составляет порядка 3 тысяч микрорентген, – говорит Ольга Алексеевна. – Но все свидетельствует о том, что изотопы продолжают выходить на поверхность”. Обычно это происходит во время паводков – талые воды вымывают зараженный грунт и разносят его по округе.

«Гиблое место» близ деревни Галкино никогда не оставалось без внимания властей. Еще в 1976 году для изучения причин аварии и последствий воздействия взрыва на недра в зону взрыва были пробурены две скважины. До бурения на территории объекта были вырыты три траншеи. В процессе бурения скважин и их исследований буровая жидкость и откачиваемая вода, содержащие радиоактивность (цезий-137 и стронций-90), собирались в этих траншеях. По завершении исследований траншеи и вся загрязненная территория были засыпаны чистым грунтом. Загрязненность атмосферы на буровой площадке осталась на уровне фоновых значений.


И в последующие годы специалисты изучали район взрыва «Глобус-1». В 1990-х годах эти экспедиции стали ежегодными. По данным на начало XXI века, ситуация в районе взрыва была следующей. Радиоактивный грунт находится на глубине от 10 сантиметров до полутора метров, а в местах засыпанных грунтом траншей — до 2,5 метров. На территории объекта мощность дозы гамма-излучения на высоте 1 метра от поверхности колеблются от 8 до 380 микрорентген в час. Наибольшие показания наблюдаются на ограниченных участках и обусловлены вскрытием для контроля траншеи.

В настоящий момент глубоко депрессивная Ивановская область занимает первое место в ЦФО по количеству онкобольных ...Соответствующий диспансер, рассчитанный на 5000 "койкомест"-никогда не пустеет...

По материалам:
http://af1461.livejournal.com/206998.html
http://www.cosmoworld.ru/spaceencyclopedia/publications/index.shtml?zhelez_46.html

Комментариев нет :

Отправить комментарий