пятница, 23 сентября 2016 г.

Остров Возрождения - секретный полигон бактериологического оружия СССР

"К колышкам привязаны десятки павианов, а высоко над ними разрывается снаряд, оставляя после себя коричневатое облачко. Животные ничего не знают о биологическом оружии, но, словно чувствуя смерть, инстинктивно закрывают лапами носы и пасти" (по воспоминаниям Кена Алибека - полковника Советской армии, военного биолога, одного из разработчиков бактериологического оружия).

В советское время на острове Возрождения в Аральском море (приблизительно в 400 км от Байконура) существовал полигон по производству и испытанию бактериологического оружия, пожалуй, самый секретный военный объект бывшего Советского Союза. Испытания проводились до конца 80-х. Полигон имел несколько кодовых названий: “Аральск-7”, “Бархан”, “ПНИЛ-52” (полевая научно-исследовательская лаборатория). Вокруг него циркулирует множество слухов и домыслов: по целому ряду свидетельств, часть запасов возбудителей опасных инфекционных заболеваний ( в том числе сибирской язвы) была захоронена на территории полигона.


Открытый в 1848 году экспедицией лейтенанта А.Бутакова остров Возрождения (тогда его назвали островом им. Царя Николая 1) был идеально удобным для рыболовства и охоты. На заросшей кустарником территории в 216 квадратных километров паслись огромные стада сайгаков (степных антилоп), две бухты изобиловали рыбой и водоплавающей дичью.

Таким раем этот клочок земли оставался ровно сто лет, до конца 1948 года, когда к его пристани подошли первые суда с необычными для этих мест пассажирами. С того дня желанный остров стал недоступен для промысловиков-охотников и рыболовов. Лишь во время сильнейших штормов, которые были очень часты на самом синем море и погубили немало мореплавателей, рыбакам разрешалось переждать непогоду в одной из бухт.

В 1948 году был закрыт находящийся на острове рыбозавод, а на его месте обосновалась воинская часть. Уже к концу 1949 года на Возрождении была оборудована взлетно-посадочная полоса, способная принимать военно-транспортные самолеты. В нескольких километрах от нее вырос поселок Контубек из двух и трехэтажных казарм и жилых домов для семей младшего научного персонала и личного состава воинской части так называемых химических войск. В центре населенного пункта высилось здание штаба. На окраине располагались парки специальной военной и автомобильной техники. В нескольких километрах от поселка был построен так называемый лабораторный корпус. Вокруг несколько сооружений барачного типа. Рядом полигон и еще одна мощная электростанция.

Вокруг острова непрерывно курсировали военные катера, а по суше патрульные машины. Непосредственно лабораторный корпус и лежащий рядом полигон были опоясаны двумя рядами колючей проволоки. Через несколько десятков метров еще два ряда колючей проволоки.

В промежуток правления Сталина, на острове была так же размещена женская колония для особо опасных преступниц. Вплоть до 1953 года, опыты проводились именно на заключенных. Здесь же в небольшом самодельном крематории трупы погибших сжигались.

Программа биологического оружия в СССР началась во время гражданской войны. Работы начались в военно-медицинской академии и в лагерях: на Соловецких островах и так далее. Небольшая испытательная биологическая площадка на острове Возрождения в Аральском море действовала еще в 1936-37 годах. Экспедиция из 100 человек под руководством профессора Ивана Великанова исследовала возможность управляемого распространения туляремии и родственных микроорганизмов. Осенью 1937-го года Великанова арестовал НКВД, и работы были свернуты. Впоследствии биополигон возобновил свою работу в 1954 году. Это был самый крупный полигон, где методом распыления и подрыва испытывали бактериологическое оружие на основе сибирской язвы, чумы, туляремии, Ку-лихорадки, бруцеллеза, сапа, других особо опасных инфекций, а также большое количество модельных реагентов. Испытаниям подвергались животные - крысы, морские свинки и даже павианы.


Обустройство полигона


Одновременно с полигоном построили конезавод на полуострове Куланды - специально для нужд военных. Лошадей десятками перевозили на остров: на некоторых проводили испытания, но у большинства брали кровь для приготовления сыворотки - питательной среды для разведения смертоносных штаммов. Трупы лошадей закапывали где-то на отдаленных участках острова.

На самом острове находилось несколько тысяч военнослужащих и ученых. Кроме того, несколько воинских частей (в том числе ВВС и ВМФ) были расквартированы в городе Аральске на северном, казахстанском побережье, где дислоцировался и штаб полигона.


Чем занимались военные на этом острове, знали только единицы. Секретные эксперименты проводились не только на острове Возрождения. Например, на острове Комсомольский были установлены контрольные приборы. Была у военных база, обозначенная по названию приморского городка Аральск-5. "Пятерка" сразу после закрытия полигона была отдана на откуп местным властям. Когда-то там на гражданских должностях и черновых работах трудились около 400 местных жителей. Примерный план работ на острове Возрождения (официальное название Аральск-7) приходил из Москвы. Достоверная информация о погоде на острове была самой ценной - метеорологическим обеспечением занимались специалисты самого полигона. Получив ее, военные могли планировать проведение учений. Обычно зимой на острове научно-исследовательская активность ограничивалась лабораторными работами в закрытых условиях, и только с наступлением лета, с конца мая до сентября, эксперименты, что называется, выносили на свежий воздух. Военным требовался стабильный ветер. Чтобы 2-4 метра в секунду и на 4-5 часов, не меньше. Порой приходилось ждать "отмашки" по двое-трое суток: местные ветры постоянно меняют свое направление...


К концу 80-х на острове Возрождения была создана мощная инфраструктура. По остаткам разграбленных местными сталкерами построек можно судить о том, какие огромные деньги вкладывались в советскую военно-биологическую программу. Полигон состоял из двух базовых комплексов и трех опытных полей. Так называемая “промзона” состояла из трехэтажного здания главной лаборатории, и более десятка вспомогательных строений: холодильного блока, энергокомплекса, всевозможных хранилищ. Лаборатория была оснащена современным оборудованием и полностью герметичным модулем на втором этаже. Он был оснащен в соответствии с нормами биологической безопасности 3-го уровня, предполагающей работа с бактериями. В 3-х километрах от “промзоны” был расположен военный городок. В нем жили солдаты и офицеры с семьями. Здесь остались казармы, госпиталь, жилые дома, продуктовый магазин, детский сад, начальная школа, кафетерий и даже театр художественной самодеятельности. Военнослужащие регулярно прививались и получали денежные надбавки за труд в особо опасных условиях. Говорят, на острове было много женщин. Cчиталось, что остров Возрождения идеально подходит для испытания смертоносных боевых агентов. Господствующие ветры всегда дули на юг, в противоположную сторону от обитаемых мест. Здесь было много солнечного ультрафиолета, который препятствовал распространению и выживанию патогенных микроорганизмов. Специальная служба была ответственна за контроль параметров окружающей среды. Однако действия военных на секретном полигоне вызывали серьезное беспокойство местных жителей. Неоднократно в районах, прилегающих к острову происходили вспышки особо опасных заболеваний и при этом медицина оказывалась бессильной.


Случайные жертвы


Леонид Басенко служил в Аральске санинструктором противочумного отряда. Это один из немногих бывших военных, оставшиеся на бывшем море. Когда Леонид Басенко увольнялся из армии он подписал бумагу, которая 20 лет запрещала говорить о характере работ, которые проводились в здешних местах. Сегодня бывший военный с грустью взирая на то, как местные старатели разбирают последнее строение “Чайки” рассказывает следующее:
- Был один случай такой в Таупе. Рыбаки там, озера…Рыбаки местные рыбачили зимой подледным ловом и поймали лису. Ободрали и через 3-е суток все померли. Не могли добиться, чтобы кто-то спас. Легочная чума, 3-е суток, человек погибает… Попали на одно место, где-то квадратный километр площадь его, не росло ничего, ни деревца, ни кустика, ни одной норки, чтобы грызуны были, просто голая земля.

О том, что заносы боевых агентов с острова Возрождения имели место, военные по всей видимости знали. У специалистов местной противочумной станции они регулярно получали всю интересующую их информацию.

Ахмет Сергазиев, бактериолог Араломорской противочумной станции:
- По нашей работе они интересовались: когда были эпидосложнения, заболевания чумой человека. Они интересовались, приходили, спрашивали, какой возбудитель выделен от этого больного или трупа, как там, сколько штаммов выделено. Но я точно, чем они занимаются не знал. Знал в общих чертах.

В 1971 году в Аральске неожиданно заболели натуральной оспой девять человек, трое - со смертельным исходом. Событие вызвало шок у медиков и местных жителей. Ведь уже в начале двадцатого века оспа покинула Европу и США, а к 1937 году ее официально победили и в Советском Союзе?

И хотя выдвигались версии о попадании вируса из зарубежных стран (в частности, из Афганистана), многие уже тогда понимали, что причину вспышки страшной болезни и смерти трех человек надо искать намного ближе - на острове Возрождение. Но в те времена вслух об этом никто не осмелился сказать.

В архиве Аральской противочумной станции никаких документов об этой вспышке не осталось - их увезли в Москву. Свидетельства сохранились в научном центре (бывшем противочумном институте), и его директор Бахыт Атшабар решил сделать эту историю достоянием общественности:

“Погибли люди, не имевшие никакого отношения к полигону. Погибли потому, что не были защищены. Погибли, потому что не были извещены о той угрозе, которую, не спросив их, таили и испытывали рядом с их домом. Никто и никогда не извинится перед ними и их родными”.

Жители Аральска не забыли той страшной истории. Во время нашего пребывания там главный врач районной СЭС Гульжан Дошниязова рассказывала, что, будучи студенткой Карагандинского института, не смогла приехать домой на каникулы из-за карантина по оспе. Чумой и холерой нас тогда было не удивить, вспоминает Гульжан, но оспа испугала.

Испытания


Небезынтересна и технология испытаний. С военно-авиационной базы бомбардировщиков дальнего радиуса действия, расположенной в России (город Энгельс), в час Ч взлетал самолет Ту-22 КМ, на борту которого и находилось бактериологическое оружие, созданное на острове Возрождения. Над территорией плато Устюрт с высоты десять тысяч метров бактерии вбрасывались в атмосферу, и беда сайгакам, оказавшимся в радиусе их воздействия. После чего, облаченные в специальные костюмы, практически исключающие вероятность заражения, военные и эпидемиологи, нередко сочетающие в одном лице обе профессии, брали с трупов сайгаков нужные им ткани и отправляли их на исследование на остров, в другие закрытые центры, действовавшие в аналогичных направлениях.
Все испытания, проводившиеся на острове Возрождения, сопровождались противоэпидемическими мероприятиями, полигон обрабатывался дезрастворами. Кроме того, температура воздуха на острове летом достигает 45 градусов по Цельсию, что позволяло через 10 дней после проведения очередного испытания "естественным путем" "свести практически к нулю" уровень бактериологического загрязнения почвы.


Как правило, атаки в «грязном» секторе проводили под вечер, чтобы накрывающий прогретую землю слой холодного воздуха удерживал бактерии, сохраняя расчетную концентрацию отравляющего вещества и снижая риск переноса заразы за пределы полигона. Говорят, был лишь один случай, когда в 1972 году из-за внезапного порыва ветра двое рыбаков попали в облако бактерий чумы. Оба погибли.

В зоне планируемого удара солдаты-срочники расставляли клетки с подопытными животными или привязывали их к кольям, а рядом устанавливали «пылесосы» со специальными трубчатыми фильтрами, чтобы затем определить концентрацию «оружия» в данной точке. Солдаты надевали костюмы химзащиты, отходили на безопасное расстояние, а после подрыва заряда собирали мертвых и выживших животных и переправляли их в лабораторию.

Наиболее достоверную картину поражающего воздействия давали эксперименты над обезьянами, органы дыхания которых больше всего похожи на человеческие. Обезьян в Аральск-7 поставлял сухумский питомник, но для некоторых экспериментов приходилось доставать животных и за границей. Например, в начале восьмидесятых годов советские внешнеторговые организации получили задание закупить в Африке пятьсот мартышек. Через сеть подставных фирм их переправили в СССР, а потом – на аэродром Бархан. Обитатели африканских джунглей помогли доказать, что штамм сибирской язвы Антракс-836 и специально выведенные «боевые» бактерии чумы в состоянии «пробить» защиту вероятного противника. Все обезьяны погибли. Как показали расчеты, ста килограммов спор сибирской язвы оказалось бы достаточно, чтобы уничтожить около трех миллионов человек в густонаселенных городских районах.

Наряду с обезьянами раннюю смерть на острове Возрождения нашли десятки тысяч кроликов, овец и даже лошадей, которых специально для экспериментов выращивали неподалеку от полигона на полуострове Куланды.
Иногда срочники заражались контактным дерматитом. При этой болезни кожа человека покрывается страшными язвами. "Гниющие" конечности солдат которые с очень большим трудом поддавались лечению и это при том, что медикаменты там всегда были какие угодно. В крайнем случае Избавиться от язв можно было только хирургическим путем - высекая пораженную ткань. Иначе был риск сгнить заживо.

Современное состояние


В начале 2000-х в западной, российской и казахстанской печати стали появляться упоминания о том, что в 1988 году на острове Возрождения были захоронены около двадцати 250-литровых ёмкостей из нержавеющей стали, заполненных возбудителями сибирской язвы, доставленные с военного объекта в Свердловске. Факт, никем не подтвержденный, но и не опровергнутый.

Полигон функционировал до 1992 года, затем воинский контингент был передислоцирован, биолаборатория - демонтирована, часть оборудования военные вывезли за пределы острова, а часть осталась захороненной на острове. Надежно закрытый от посторонних глаз остров стремительно обезлюдел. Люди оставили в домах всю мебель и даже телевизоры. Нетронутыми оставлены два автопарка. Дополнили картину новенькие грузовые "ЗИЛы", "Кировец", другие трактора, мастерские, склады запчастей, тушенки и обмундирования. С 1993 по 1998 год остров Возрождения, который территориально относится к Узбекистану и Казахстану, фактически был отдан в руки мародеров, автомобильная техника, электростанции были разграблены, а лабораторный корпус и прилегающие к нему бараки остались относительно нетронутыми.


Городок впечатляет размерами. Только трехэтажных казарм более полутора десятка, плюс офицерские дома, два клуба - солдатский и офицерский, гаражный бокс длиной метров 300, здание начальной школы.

Необычен и загадочен лабораторный корпус и прилегающие к нему бараки. Судя по хорошо сохранившимся надписям и табличкам, в некоторых бараках в основном жили женщины. Причем, судя по условиям их содержания, это, скорее всего, были заключенные. В самом лабораторном корпусе несколько помещений, похожих на смотровые кабинеты, оборудованы гинекологическими креслами. Соседняя с ними комната имеет лишь одну герметически закрывающуюся дверь. С потолка, не доходя до пола примерно метр, опускается труба из нержавеющей стали. Еще в одной комнате складировано несколько десятков прекрасно выполненных мужских и женских манекенов с гнущимися руками и ногами. Сохранились богатая библиотека по биологии и огромный склад всевозможных колб и специальной посуды.

Железные двери в большинство подвальных помещений заварены и не открыты по сей день. Всюду разбросаны сейфы самых разных размеров. Между поселком и лабораторным корпусом находится странный, похожий на котельную объект, однако никаких котлов там нет. От резервуаров в сторону лабораторного корпуса уходят три трубы, окрашенные в разные цвета. Странно, но за сорок четыре года существования секретный гарнизон так и не обзавелся своим кладбищем. Здесь функционировал крематорий.

В 1998 году сюда прибыли геологи, экологи и эпидемиологи, в том числе американские. Специалисты США сделали вывод, что перед своим уходом бывшие хозяева захоронили штаммы сибирской язвы, ставшие ненужными.
Первая группа американских военных и специалистов по бактериологическому оружию осенью 2001 года высадилась на узбекской территории острова Возрождения, расположенного в Аральском море. Акция была осуществлена в рамках соглашения, подписанного между Узбекистаном и США. В рамках достигнутых договоренностей американская сторона выделила министерству обороны Узбекистана 6 миллионов долларов, по официальной версии предназначенных для проведения дезинфекции на острове.

Одновременно узбекские и американские экологи считают, что экологическая обстановка на острове вполне благоприятная. По свидетельству очевидцев, буровики из любопытства вскрыли одно тайное подземное захоронение. Порошок - возбудитель страшной болезни они вряд ли нашли. Ибо, к счастью, все они живы.

В настоящее время остров стал полуостровом, соединившись со стороны соседнего Узбекистана по мелководью с материком и многократно увеличившись в размерах, так как Аральское море млело - опасность распространения инфекции усугубилась. Нетрудно предположить, что имеющаяся между островом и материком перемычка позволит легко мигрировать "на большую землю" зараженным животным.

Если попытаться теоретически сопоставить степень опасности блестяще оборудованных хранилищ на острове Возрождения (свинцовые контейнеры, бронированные помещения, способные выдержать ядерный удар, каскад таких же бронированных дверей и так далее), то судя по всему, полигон на острове Возрождения в настоящее время не представляет существенной угрозы для здоровья жителей региона.


По материалам:
http://meteocenter.net/photo/island/
http://www.himbat.ru/forum/viewtopic.php?t=220&postdays=0&postorder=asc&start=30&sid=e08b00939b6769a4cd26f9aaa0d7c57e

Комментариев нет :

Отправить комментарий