суббота, 3 сентября 2016 г.

Террористическая и диверсионная деятельность КГБ за рубежом

3 сентября 1953 года ЦК КПСС принял постановление, помеченное тем грифом высшей степени секретности, выше которого в Советском Союзе уже просто быть не могло –  «Совершенно секретно. Особая папка». Документ того грифа стоил: речь шла об организации 12-го (специального) отдела при 2-м Главном разведывательном управлении МВД СССР, который был предназначен исключительно для проведения террористических и диверсионных акций за рубежом – в мирное время и по указанию Президиума ЦК КПСС. Документ этот стал известен в ходе подготовки процесса 1992 года по делу Конституционного суда «КПСС против Ельцина», когда администрация президента Бориса Ельцина представила его экспертам среди прочих обличительных материалов, где он и был сканирован Владимиром Буковским.


Предыстория такова. К весне 1953 года в рамках Министерства государственной безопасности (МГБ) СССР действовали два сугубо террористических подразделения, выполнявшие особо важные задания «партии и правительства», или, проще говоря, занимавшиеся убийствами неугодных Кремлю лиц. Бюро № 1 МГБ СССР, во главе которого был генерал-лейтенант Павел Судоплатов, отвечало за проведение террора и диверсий за границей. Бюро № 2 МГБ СССР, во главе с генерал-майором Виктором Дроздовым, занималось тайными убийствами внутри СССР. Известно, в частности, как молодцы Судоплатова занимались убийствами видных представителей антисоветских эмигрантских организаций в Западной Европе, по приказу Сталина пытались осуществить покушение на Александра Керенского и югославского лидера Иосипа Броз Тито, по директиве ЦК КПСС готовили взрыв ряда американских военных объектов в Европе. Помимо этого, в задачи Бюро № 1 входила физическая ликвидация еще лидеров украинских националистических организаций за рубежом. Впрочем, зачастую судоплатовское Бюро № 1 занималось убийствами и на территории Советского Союза – по указанию свыше, разумеется.

Но 5 марта 1953 Сталин умер, и в тот же день на совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР было принято решено объединить МГБ и МВД в единое министерство – МВД СССР. Само решение оформили в виде закона 15 марта 1953 года, и во главе нового монстра встал Лаврентий Берия. «Реформировали» и террористические подразделения: приказом №  00318 от 30 мая 1953 года на базе Бюро № 1 организован 9-й отдел МВД СССР – для проведения актов индивидуального террора и диверсий за границей. 9-й отдел подчинялся непосредственно министру, во главе его вновь поставили генерал-лейтенанта Судоплатова, а сам отдел в неофициальном порядке чаще именовали «Бюро специальных заданий».

Задания, впрочем, оказались те же самые. Разве лишь Берия резко выступил за отмену сталинских директив об уничтожении престарелых и деятелей послереволюционной эмиграции типа Керенского и прочих «второстепенных фигур»: это, мол, не имеет «никакого практического смысла». Попутно отменили и план ликвидации Тито. Зато в сфере индивидуального террора задачей № 1 для Кремля стала ликвидация Степана Бандеры, убийство которого стало идеей фикс Никиты Хрущёва. Расширили круг задач и в части военных диверсий: судоплатовцы должны были организовать диверсии на американских базах и складах с ядерным оружием. Для проведения этих диверсий было решено сформировать подчиненную 9-му отделу МВД бригаду спецвойск особого назначения.

Однако 26 июня 1953 года Берию арестовали, и последовала новая реорганизация «убойного» 9-го отдела: 31 июля 1953 года отдел упразднен приказом № 00601, а его функции переданы во 2-е Главное управление (разведка за границей) МВД СССР. Но главная задача осталась прежней. Как утверждал Судоплатов, когда 5 августа 1953 года его вызвали в Кремль для отчета о секретных ликвидациях, то Хрущёв заявил: «Продолжайте работать. Скоро мы попросим вас подготовить план ликвидации бандеровского руководства…»

План готовили уже другие специалисты, поскольку 21 августа 1953 года Судоплатова арестовали. Затем и вышло пресловутое постановление ЦК об организации при 2-м Главном (разведывательном) управлении МВД 12-го (специального) отдела «для проведения диверсий на важных военно-стратегических объектах и коммуникациях» – на территории США и Англии, «а также на территории капиталистических стран, используемых главными агрессорами против СССР». В документе также сказано: «Признать целесообразным осуществление актов террора активных действий» против «наиболее активных и злобных врагов Советского Союза», видных «деятелей капиталистических стран, особо опасных иностранных разведчиков, главарей антисоветских эмигрантских организаций и изменников Родины». Особо оговорено, что все акции «убойного отдела» в обязательном порядке «предварительно  рассматриваются и санкционируются Президиумом ЦК КПСС – то есть формально даже не государственным, а лишь высшим партийным руководством.

Под тем же грифом – «Совершенно секретно. Особая папка» – шел и проект положения о 12-м отделе, в котором четко говорилось, что пресловутый отдел «выполняет специальные задания по диверсии и террору в капиталистических странах», а «все мероприятия по линии 12-го отдела проводятся только после предварительного доклада и получения санкции ЦК КПСС». И, разумеется, «учитывая особый характер выполняемых заданий, вся работа отдела проводится с соблюдением строжайшей конспирации», сам отдел в своих правах приравнен к самостоятельному оперативному Управлению МВД СССР, а его структура и штат утверждаются особым постановлением ЦК КПСС. Хотя в документе и говорится о проведении диверсий на военно-стратегических объектах и коммуникациях «главных агрессивных государств как на территории этих государств, так и на территории других капиталистических стран», главный пункт положения иной: осуществление актов террора против «наиболее активных и злобных врагов Советского Союза» и «организация секретного изъятия и доставки на нашу территорию лиц, вывоз которых в СССР вызывается особой необходимостью».

Структура 12-го отдела поражала своей мощью: секретариат, отделение оперативно-технического обеспечения и 10 оперативных отделений, организованных по географическому принципу, которые должны были действовать практически по всему миру! В общем, хотя товарища Сталина уже нет, но и с новыми товарищами не забалуешь: задачи и методы, по сути, точно такие же. В порядке реорганизации изменилась лишь непосредственная подчиненность «убойного отдела»: если раньше задачи ликвидаторам единолично ставил «вождь народов», теперь было зафиксировано, что мишень для ликвидации определяет «коллективное руководство» из узкого круга Президиума ЦК КПСС, оно же выдает и лицензию на убийство. Несколько изменились и приоритеты: отныне основным объектом охоты чекистов-террористов стали уже не деятели белой эмиграции, а обосновавшиеся в Европе деятели Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС) и Организации украинских националистов (ОУН). Сам выбор таких мишеней для закордонного террора выглядел для непосвященных несколько странным.

Однако кремлевские вожди, судя по доступным ныне документам, всерьез полагали: случись в стране какой катаклизм, НТС запросто может стать для советских граждан силой притягательной – и альтернативной КПСС! Что уж говорить про ОУН, за которой, как казалось, все еще могли пойти многие украинцы – и не только западных областей. И не важно, что о существовании НТС в тогдашнем Советском Союзе знали разве лишь сами высокопоставленные партийцы и чекисты и что вооруженное сопротивление в Западной Украине, можно считать, подавили, а подполье уничтожили: новые вожди СССР буквально шкурой ощущали шаткость и непрочность – и своего личного положения, и всего советского режима как такового! Их страх перед структурами, в общем-то, несерьезными – показатель тяжелейшего кризиса в Кремле.

Потому до начала 1960-х годов именно теракты против функционеров НТС и ОУН и стали основой деятельности «убойного отдела», в марте 1954 года в очередной раз сменившего вывеску, на время превратившись в 13-й отдел уже при Первом главном управлении КГБ. Особо урожайным выдался для «убойного отдела» 1954 год: в апреле чекисты похитили в Западном Берлине, вывезли в советскую зону и, скорее всего, затем убили Александра Трушновича, одного из руководителей НТС; в июне в Линце (Австрия) был похищен и вывезен в СССР член НТС Валерий Треммель; осенью из Западного Берлина выкрали еще одного члена НТС, Георгия Хрулева. Зато в том же году сорвана попытка убийства члена Совета НТС Георгия Околовича.

В декабре 1955 года сорвалась попытка убийства председателя НТС Владимира Поремского, зато чекистам удалось похитить в Западной Германии и затем убить члена НТС Сергея Попова. 12 октября 1957 году ликвидатор «убойного отдела» Богдан Сташинский убил одного из руководителей «заграничной ОУН» Льва Ребета, а 15 октября 1959 года он же убил и Степана Бандеру. На счету «наследников Судоплатова» также многочисленные взрывы офисов НТС и домов, где жили семьи членов НТС… И каждый раз санкцию на эти теракты давала исключительно верхушка КПСС.

Владимир Воронов http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4222/

Комментариев нет :

Отправить комментарий