пятница, 3 марта 2017 г.

Чапанное восстание

Одним из ярких эпизодов борьбы русского народа с большевизмом является восстание крестьян в среднем Поволжье, которое началось в селе Новодевичье Ставропольского уезда 3 марта 1919 года. Восстание это широко разлилось по территориям уездов Сызранского, Сенгилеевского, Карсунского в губернии Симбирской и Ставропольского и Мелекесского уездов Самарской губернии. Восстание своими масштабами и количеством участников значительно превосходило и «Кронштадский мятеж» (около 30 тысяч участников ) и «Антоновщину» (до 50 тысяч повстанцев). Общая численность вовлечённых в чапанную войну составляла от 100 до 150 тысяч человек. В истории это восстание осталось как «чапанное», по названию верхнего крестьянского платья той поры – чапана. В январе 1919 года Ульянов-Ленин подписал декрет о «продразвёрстке». По этому декрету началось повальное изъятие хлеба, при этом декларировалось, что крестьянам оставят «прожиточный минимум и посевной фонд». На деле зачастую выгребалось всё зерно, особенно в тех дворах, где находились тайники со спрятанными семенами.

Митинг против большевиков в селе Кинель-Черкассы

В начале 1919 в деревнях и сёлах Симбирской губернии находилось 3500 рабочих из продотрядов и 1700 продармейцев, присланных из городов центра страны для заготовок хлеба. К февралю 1919 г. у симбирских крестьян было изъято свыше 3 млн пудов хлеба. Между тем в это же время началось взимание чрезвычайного налога, введённого правительством в декабре 1918 г. Крестьяне поняли, что их просто уничтожают. Политика продразвёрстки и обнищание села являлись основными причинами восстания.


Восстание началось 3 марта 1919 года в селе Новодевичьем Сенгилеевского уезда Симбирской губернии (св. 1 тыс. дворов, нас. 8,5 тыс. человек). Поводом послужили действия уполномоченных по сбору налога, прибывших в село с требованием поставок государству хлеба и скота. Сбежавшиеся к церкви крестьяне ударили в набат, созывая жителей. Руководитель восставших из с. Новодевичье Козин обратился к крестьянам Ягодного: «Православные, берите в руки оружие, настало время уничтожить коммунистов».

Крестьяне порвали телеграфные провода на Самару, оставив действующими провода на Ягодное, Хрящевку, образовали комендатуру во главе с И.Г. Голосовым. После захвата Ставрополя офицер царской армии в отставке А.В. Долинин приказал избрать от каждого городского квартала по одному представителю для «выяснения положения платформы и принятия дальнейших мер текущего момента». Жители Новодевичьевого арестовали членов волисполкома, коммунистов, уполномоченных, захватили телеграф и разоружили отряд красноармейцев (50 человек).

4 марта состоялся съезд, переизбравший волисполком. Тогда же в Новодевичье на выручку к арестованным коммунистам прибыл отряд под командованием начальника уездного ЧК Казимирова и краскома Павлова. Однако красноармейцы перешли на сторону крестьян, а Казимиров и Павлов были взяты в плен. Чекист В. Казимиров со своим помощником, краском Павлов и, арестованный накануне, инструктор Сенгелеевского упродкома были расстреляны, их тела бросили в волжскую прорубь.

После этого крестьяне организовали свой штаб и совет для руководства восстанием. В тот же день ближайшие к Новодевичьему села: Усолье, Усинское, Ягодное — присоединились к восстанию. 5 марта 1919 посланный против повстанцев из Сенгилея красноармейский отряд в с. Ягодное попал в окружение и был разоружён, а его командир Гринберг расстрелян.

Красноармейцы снова перешли на сторону повстанцев. Начались аресты и избиения продотрядников. Пятеро из них, отправленные в Новодевичье, по дороге были утоплены в Волге. Восставшие создали штаб, который возглавил Д. Жулин, командиром повстанцев Ягодного и избрали Александра Долинина офицера царской армии в отставке.

После этой победы на территории Симбирской и Самарской губерний, как солома, вспыхнул огонь крестьянской войны. Крестьяне свергали большевистскую власть, в освобождённых сёлах разгоняя комитеты бедноты, уничтожая чекистов и коммунистов. Оружия у восставших было мало, в ход шли самодельные пики, вилы, топоры и даже палки.

Из Ягодного повстанцы повели наступление на г. Ставрополь. 7 марта восставшие взяли город без боя, образовали Временный революционный штаб и органы управления. Среди командиров восставших были и женщины. Так, в боях за Ставрополь отличилась жительница села Новая Бинарадка Ирина Феличкина командовавшая отрядом крестьян. После подавления она была повешена. Большевистские руководители еще накануне бежали от народного гнева, город встретил крестьянскую армию хлебом-солью и колокольным звоном. Здесь вся полнота власти перешла к избранным горожанами коменданту — жителю села Ягодное Ставропольского уезда А. В. Долинину и его помощникам — Белоусову и Бастрюкову. Ставропольский исполком через свою газету «Известия» обратился к гражданам с воззванием: «Вся власть трудовому народу! Долой засилие коммунистов!». Воззвание заканчивалось словами: «Товарищи — Граждане, спешите оказать поддержку Народной власти. Жертвуйте, кто что может. Да здравствуют Советы! Да восторжествует Воля Народа!».

Алексей Долинин

Ставрополь стал основным центром чапанной войны - «ядром контрреволюции», как говорится в документах. Активно поддержали вспыхнувшее восстание жители села Жигули. Здесь в первые же дни были арестованы все коммунисты, в их квартирах произвели обыск. Из крестьян села организовали отряд самообороны, которым руководил А. Бутрашкин – человек в военном деле опытный: ранее он был инструктором Всеобуча.

В местной церкви священник Востоков отслужил молебен «о даровании победы над супостатами». Штаб в селе Жигули имел своих разведчиков, был и связной с комендантом Ставрополя. Эту обязанность выполнял бывший урядник Иван Орлов. Село Жигули поддерживало тесную связь с сёлами Валы и Александровское.

Так, в Валовский сельский совет из Жигулёвска поступило сообщение следующего содержания: «Согласно постановления Временного Революционного Жигулёвского штаба от 8–го марта 1919 года за № 1, последний просит всех граждан, кому дороги интересы крестьян: Призвать всех добровольцев, не считаясь с их возрастом; произвести мобилизацию от 21 до 35 лет включительно.

Все добровольцы и мобилизованные должны откликнуться на призыв штаба и прибыть завтра в Жигулёвский военно-революционный штаб для общей организации с восставшими соседними волостями против большевиков. Председатель Временного революционного штаба Т. Панчихин, члены штаба Пронин, Власов».

Восставшие намеревались захватить Сызрань, Самару и выйти на соединение с наступавшей с востока армией Колчака.

В Самаре 7 марта по инициативе председателя губкома партии В. В. Куйбышева и командующего 4-й армией Восточного фронта М. В. Фрунзе был образован революционно-полевой штаб, затем военно-революционный комитет. Этим органам были подчинены группы агитаторов и все воинские части. Ими же был разработан план наступления на очаги восстания.

Куйбышев требовал «подавить кулацкий мятеж самыми жесткими методами». Для борьбы с крестьянами по Самарской губернии провели мобилизации — рабочую (каждого второго) и партийную (поголовно), бросили части Самарского укрепрайона. Предполагалось, не ввязываясь в локальные бои с многочисленными крестьянскими отрядами, нанести удар основными силами по штабу повстанцев в Ставрополе и тем самым обезглавить восстание.

Сформированный в Симбирске штаб внутреннего фронта направил против восставших карательные части, состоявшие в основном из продотрядников, резервистов и чекистов. Но сил для подавления восстания оказалось недостаточно, повстанцам удалось разбить несколько отрядов карателей. Так 8 марта в селе Усинское отряд из 110 продотрядовцев и красноармейцев попал в засаду и был поголовно истреблен. Пришлось привлекать регулярные части Красной армии и отряды ЧОН (части особого назначения), составленные из мадьяр и австрийцев.

Война велась не только между военными подразделениями восставших и отрядами Красной Армии. Накал ненависти был столь велик, что крестьяне в одиночку выслеживали военных комиссаров, членов большевистских ячеек и сводили счёты. Так, крестьяне Вечкунин и Бякерев около села Русские Выселки Ставропольского уезда выследили и убили военного комиссара Воронкова вместе с одним из местных большевиков.

Не менее ожесточённая война чапанов шла и в Сызранском уезде. Здесь организаторы восстания образовали заставы, а потом ударили в колокола, собирая народ на сход. Руководителем восстания избрали Павлова. Отряд под его командованием отправился в рейд по населённым пунктам уезда, который вскоре весь был охвачен восстанием.
9 марта в Самаре восстал запасной полк Красной армии, перебив комиссаров.

Против запасного полка направили батальон губернского ЧК, курсантов школы красных командиров, рабочий продовольственный полк, 2 батареи, пулеметную роту. Мятежники были не вооружены, они потеряли время, захватывая городской цейхгауз. Их окружили и разгромили.

К 10 марта всё Среднее Поволжье было охвачено восстанием, которое перекинулось на левобережье. В тот же день большевики, подтянув регулярные части Красной армии с пулемётами и артиллерией, начинают решительное наступление на повстанцев. Как всегда активно использовались наёмники - 2–я интернациональная рота, в которой находились мадьяры, вооруженные пушками и пулемётами. Большевики знали, кого привлекать для подавления крестьянского восстания. Чужеземцы не знали ни жалости, ни пощады по отношению к местному населению. Наступление на центр восстания г. Ставрополь повели с двух сторон — от Сызрани и Самары.

Первый бой повстанцы дали карательному отряду, направленному из Самары под руководством большевика Медведева и комиссара губернской ЧК Опольского, около села Валы. Оборону держали целых семь дней и лишь после этого хорошо вооружённому карательному отряду удалось одержать верх над крестьянами.

Всего в распоряжении командира Шевердина, возглавившего карательный отряд, насчитывалось 400 человек пехоты и 75 кавалеристов. Главный удар был направлен против города Ставрополя с целью обезглавить руководство повстанцами. Вот как выглядит проведённая военная операция согласно «Рапорта Шевердина в Губернское ЧК товарищу Левитину М. Ф. от 17 марта 1919 года».

«Довожу до Вашего сведения, что, выполняя приказ в короткий срок подавить в губернии эсеро-кулацкие мятежи, вверенные мне части и подразделения, действующие в Ставропольском уезде имели успех. До подхода к уездному городу (Ставрополю. - Прим. авт.) разгромлены крупные волостные повстанческие очаги в сёлах Старая Бинарадка, Пискалы, Ерёмкино, где с нашей стороны сражениями руководили командиры Кудрявцев и Шугар.

Очищены от противника с жестокими боями Мусорка, Узюково и Ташла. Серьёзное столкновение произошло у селения Фёдоровка, где погибли комиссар Ингельберг и три красноармейца ставропольской караульной роты. У села Ерёмкино во время бурана отчаянное сопротивление оказали мятежники, которыми остервенело командовала жительница Новой Бинарадки Ирина Феличкина. Кулацкая фанатичка (вряд ли она была такой какой ее указал в докладе Шавердин - Авт.) пленена и расстреляна.

Под Хрящёвкой отважно сражался отряд тов. Берко. Там с применением артиллерии предварительно были разбиты баррикады, затем действовали стрелки и кавалеристы.
Успешно подавлены крупные повстанческие гнёзда и в других волостях левого побережья Волги до границы с Сенгилеевским уездом.

На правом берегу Волги, от Ширяева и далее в Жигулях, действовал смешанный ставропольский отряд тов. Румянцева, где также опасные очаги ликвидированы с небольшими потерями с нашей стороны.

Как было приказано, к Ставрополю подступили объединёнными силами со всех сторон и одновременно штурмом 14 марта овладели городом. Первым ворвался в него головной отряд комиссара Павлова. За ним ринулись остальные подразделения. После недолгого сопротивления неорганизованные банды мятежников стали разбегаться. В одном месте большой группе чапанов удалось прорваться через прогал не замкнутого нами круга и уйти в сторону села Ягодное.

Остальные попали под плотный пулемётно–ружейный огонь заградительных отрядов. Мятежники в панике отступили к Волге, но путь к Жигулям им был открыт только через большую полынью.

К пяти часам утра город был под полным нашим контролем. Есть пленные. Пойманные помощник коменданта Белоусов и военный советник полковник колчаковской армии Сперанский допросу не подвергались. Первый пристрелен при попытке к бегству, второй спонтанно повешен кем-то на базарной площади. Коменданту Долинину и его сподвижнику Горбунову по кличке Коновод удалось скрыться. Преследование повстанческих групп, поиски и аресты участников чапанки в уезде продолжаются.

Захоронения красноармейцев, погибших во время чапанного восстания. Ульяновск

Командарм М. В. Фрунзе о своих «успехах» в борьбе против крестьян докладывал В. И. Ленину: «При подавлении восстания убито, пока по неполным сведениям, не менее 1000 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков. Село Усинское, в котором
восставшими сначала был истреблён наш отряд в 110 человек, сожжено совершенно».

Разгромив основные силы повстанцев, большевики обрушили массовые репрессии на жителей восставших сёл и деревень: крестьян сгоняли в концлагеря, расстреливали, вешали и топили в реке, деревни сжигали.

Тех, кого не уничтожили сразу, препровождали в места «концентрационного заключения» - в Сызрань. Арестованных было так много, что пришлось под руководством большевика Гольдштейна создавать особую комиссию «по разгрузке мест заключения», которая в случае переполнения камер тюрьмы без суда и следствия выносила решения о расстреле арестованных.

После падения Ставрополя и Новодевичьего восстание распалось на разрозненные очаги, которые продолжали вести борьбу с Красной армией до конца марта — начала апреля 1919 года. Как докладывал в начале апреля 1919 года глава Самарской ЧК Марк Левитин, «4240 повстанцев были убиты, 625 расстреляны, 6210 дезертиров и бандитов арестованы»

В начале апреля Белые стремительно теснили Красную армию по всему восточному фронту. 2-й Уфимский армейский корпус Западной армии ген.лейт. С. Н. Войцеховского) занял город Сергиополь (в 100 км от Самары к северо-востоку).

6-й Уральский армейский корпус (10 000 человек) ген.майора Н. Т. Сукина Западной армии усиленный кавалерийским корпусом (17 000 человек; ком. — А. С. Бакич) развязали ожесточённые бои с 1-й и Туркестанской армиями. Красные начали отступление на юг. Но вновь роковое стечение обстоятельств, несовпадение по месту и времени успехов антибольшевистских сил, не позволило русским людям уничтожить раз и навсегда ярмо коммунистической диктатуры...

В тридцатых годах прошлого столетия писатель Артём Весёлый первым решился рассказать об этой человеческой трагедии. Но небольшой тираж его повести «Чапаны» был конфискован и уничтожен, а сам автор как «враг народа» расстрелян. После такой расправы данную тему больше никто не поднимал, а в исторических очерках советских времён эта крестьянская трагедия упоминалась как эсеро–кулацкий мятеж.

Документы которые изучались в 90-е годы в ходе реабилитации участников чапанного восстания убедительно доказывают, что подавляющая масса восставших – середняки и беднейшие. Собственно кулаков расстрелянных, заключённых в концлагеря были единицы. Именно беднота поднялась против кровавой диктатуры за свою свободу. Восстание окончательно подавили к 26 апреля 1919 - когда войска Колчака были ещё далеко от района восстания. Потому так и торопились большевики расправиться с крестьянством.

В 1996 году в Самаре был издан исторический роман тольяттинского писателя Евгения Кандрухина «Чапанка». Московским издательством «Голос» в том же году издана книга Николая Данилова «Жернова».

Официальная работа над архивами крестьянской войны в Поволжье началась после выхода в 1996 году Указа Президента РФ «О крестьянских восстаниях 1918 – 1922 годов». Правительство Ельцина признало террор против восставших крестьян преступным и частично реабилитировало участников повстанческого движения. Таким образом, лишь через 77 лет пришла очередь покаяния государства перед павшими повстанцами.

Олег Шевяков ronsslav.com/oleg-shevyakov-chapannoe-vosstanie-1919-goda-ne-za-hleb-no-za-svobodu/
Владимир Индиряков anubis.ucoz.ua/publ/58-1-0-7578

Комментариев нет :

Отправить комментарий