пятница, 10 марта 2017 г.

Ян Масарик

10 марта 1948 г советская разведка осуществила ликвидацию чешского политического деятеля Яна Масарика. Расследование загадочной смерти министра иностранных дел Чехословакии Яна Масарика возобновлялось четыре раза и вновь было отложено. Это говорит о том, что не все в этом деле кристально ясно


Официальными версиям первых двух расследований – в 1948 и в 1968-69 годах стало самоубийство чехословацкого дипломата. Из фактов, говорящих в поддержку данной версии являются частые депрессивные состояния Масарика, по многочисленным свидетельствам унаследованные им от матери, а также политическое развитие Чехословакии, ставившее перед министром неразрешимые вопросы. Некоторые люди из его окружения рассматривали такой шаг как политический протест Масарика против происходящего – в их числе – его личные секретари Иржи Шпачек и Антонин Сум. Последний был уверен в этом до последних дней своей жизни.


После ноября 1989 года соответствующие учреждения и органы, хоть и с запозданием, но осознали необходимость открытия «Дела Масарика». В октябре 1992 года в чешской прессе появилась новая информация, касающаяся обстоятельств смерти министра. Она заключалась в том, что в чешское посольство в Берлине пришел человек, заявивший, что его мать являлась сотрудницей НКВД, которое в 1948 году исполнило приказ по убийству Масарика. Полгода спустя комментатор радио «Свободная Европа» Ефим Фиштейн подтвердил, что к нему обратился некто Леонид Паршин из лагеря для беженцев в Ольденбурге, который сообщил о своей матери аналогичную информацию. Его мать была профессиональным агентом НКВД, которая до войны действовала в Испании, а после – в Чехословакии, куда переместилась с Красной армией. Поэтому во время проведения в 2001-2003 годах последнего расследования по «Делу Масарика» сотрудники Управления документации и расследований преступлений коммунизма службы криминальной полиции Чешской Республики обратились за помощью к российской стороне.

«Эта бывшая агент-нелегал находилась в 1945-53 годах на территории Чехословакии. Она жила в Карловых Варах и других городах. В нескольких интервью эта женщина утверждала, что ей известны личности убийц Масарика. По ее словам, министр Масарик якобы отказался от сотрудничества с советской разведкой, поэтому его было необходимо устранить. В этой акции, по словам Елизаветы Паршиной, должен был принимать непосредственное участие генерал Михаил Ильич Белкин и его помощник Бондаренко. Позднее она также упомянула имя Александра Михайловича Короткова. Кроме того, Елизавета Паршина упомянула имя генерала Белкина и в интервью для цикла «Чехословакия в спецслужбах», который транслировался по чешскому телевидению», - рассказывает полковник Илья Правда из Управления документации и расследований преступлений коммунизма службы криминальной полиции, проводивший последнее расследование по «Делу Масарика» в 2001-2003 годах.

На основании данных заявлений Управление обратилось с запросом к российской стороне в оказании содействия по проведению допроса Елизаветы Паршиной или, как минимум, подтверждении всего того, что ранее сообщила бывший агент в интервью. Тем не менее, Генеральная прокуратура РФ позднее сообщила в письменной форме о невозможности проведения допроса в связи с тем, что Елизавета Паршина скончалась. При этом интересен тот факт, что запрос с чешской стороны был отправлен ранней весной 2002 года, а ответ получен лишь осенью того же года. Поскольку в ходе последнего расследования не удалось установить конкретную личность или личностей, виновных в смерти Яна Масарика, дело вновь было отложено.

Если уж речь зашла о том, что имена конкретных личностей, связанных со смертью министра Масарика не удалось установить, существуют ли хотя бы подозреваемые по делу? После того, как «Дело Масарика» было вновь открыто в 1993 году, в 1994-95 годах стало поступать множество звонков и писем от тех, кто сам, или чьи близкие якобы являлись свидетелями убийства Яна Масарика. Как сообщил нам полковник Илья Правда, все версии были выслушаны, но, несмотря на то, что многие из них звучали весьма правдоподобно, при детальной проверке указанные данные расходились с существующими фактами. Наравне с причастностью к смерти министра Масарика советских спецслужб, в прессе активно фигурировало имя майора Августина Шрамма. Во время войны он организовывал парадесантные высадки под управлением НКВД на территорию оккупированной республики, прежде всего, в Словакии. После войны стал главой отдела по вопросам сопротивленческого и партизанского движения в ЦК компартии, а позднее – в Министерстве национальной обороны. По некоторым сведениям он был связным между НКВД и чехословацкой Службой госбезопасности.

«С чехословацкой стороны существует, как минимум, двое подозреваемых. Как раз благодаря тому, что майор Шрамм был агентом НКВД, именно его выбрали для ликвидации Яна Масарика. Так что, по всей вероятности, он был одним из тех, кто замешан в убийстве чехословацкого дипломата. Вторым подозреваемым является подполковник Войтех Когоут. Он до войны жил в Советском Союзе, где служил в армии. В момент формирования чехословацких дивизий под руководством генерала Свободы, он стал политруком, и со Свободой вернулся в Чехословакию. Поскольку он был агентом НКВД, он также мог быть выбран для ликвидации Масарика. Повторю, что существуют косвенные доказательства, которые складываются в весьма логичную мозаику, доказывающую причастность обеих личностей к смерти Масарика вместе с сотрудниками НКВД».


Сын Елизаветы Паршиной также сообщил, это подтвердила и сама Паршина, что во время встречи ветеранов НКВД генерал Белкин хвастался, что лично он сам с его помощником Бондаренко вытолкнул Яна Масарика из окна. Что же касается чехословацких сотрудников НКВД, а именно майора Шрамма, впоследствии его отец и брат, которые в 1948 году находились за пределами Чехословакии, неоднократно подтвердили, что Августин Шрамм замешан в убийстве Яна Масарика. Сам Шрамм был застрелен при таинственных обстоятельствах в своей квартире в пражском районе Винограды, спустя всего несколько месяцев после смерти Масарика. Косвенное доказательство причастности к преступлению подполковника Когоута также весьма красноречиво.

«В 1948 году подполковник Когоут работал в Военно-историческом архиве. Утром 10 марта он появился на работе необычайно рано в помятом пальто и взволнованный. Его подчиненные услышали из его кабинета обрывки телефонного разговора, в котором прозвучала фраза: «Допрыгался!», что побудило одного из них залезть в карман пальто начальника, где он обнаружил личную печать Яна Масарика. Так что совершенно не понятно, как она могла у него очутиться?»

Ведущие представители чехословацкой компартии прекрасно осознавали важность того, чтобы Ян Масарик был на их стороне – для общества, для мировой общественности, но, прежде всего, для себя. Однако, простого согласия с его стороны было недостаточно. Необходимо было чем-то его скомпрометировать, чтобы существовала возможность постоянного шантажа. Посему было необходимо найти какие-либо материалы, которые бы «привязали» Масарика к коммунистам. Была собрана группа во главе с Августином Шраммом, которая бы провела обыск в квартире Масарика. Возможно, именно вторжение в его дом и послужило причиной попытки побега, с вытекшими из этого трагическими обстоятельствами. Итак, тайна смерти бывшего министра иностранных дел Чехословакии так и остается нераскрытой. По мнению полковника Ильи Правды, помочь раскрыть это преступление на сегодняшний день может лишь российская сторона.

«Мы обратились с просьбой к российской стороне провести расследование в российских архивах, потому что не исключено, что там могут находиться важные документы, проливающие свет на загадочную смерть Яна Масарика. По нашим предположениям, такие документы могут находиться в архивах НКВД, архивах Совета Министров СССР и ЦК ВКПБ за период 1947-48 годов. В начале 2003 года Генеральная прокуратура Российской Федерации нам сообщила, что, цитирую: «Архивные материалы, к которым был проявлен интерес, в соответствии с предписаниями надлежащих законов Российской Федерации, до сих пор являются государственной тайной». Посему является невозможным удовлетворить данному запросу с чешской стороны. Тогда я задался вопросом, почему ответ был написан в такой форме? Ведь российская сторона могла бы просто ответить, что не имеет к этому никакого отношения. Ответ же звучал, что материалы, относящиеся к данному вопросу, являются государственной тайной. Что скрывает российская сторона? Возможно, что в бывших советских архивах находятся какие-либо документы, которые могут быть неприятны для бывшей советской, а ныне российской стороны. Я опасаюсь, что если российские архивы и далее останутся закрытыми, то прогресса в «Деле Масарика» не наступит», - заключает полковник Илья Правда.

Источник http://www.radio.cz/ru/rubrika/progulki/raskryt-smert-yana-masarika-pomogut-lish-rossijskie-arxivy

Комментариев нет :

Отправить комментарий