вторник, 4 октября 2016 г.

Вхождение Молдавии в состав СССР: репрессии, депортации, коллективизация и голод.

Реванш за потерю Восточной Молдавии в 1918 г. СССР сумел взять в 1940 г., когда его возродившаяся военная сила и союз с Германией не оставили Румынии иного выбора кроме положительного ответа на предъявленное 27 июня советское требование об уступке Бессарабии и Северной Буковины. Части советской армии занимают Бессарабию и северную Буковину за три дня, опережая пытающиеся эвакуировать хоть что-нибудь румынские военные части и администрацию, а также сотни тысяч устремляющихся к Пруту беженцев. 3 июля вывод румынских войск из переданных Советскому Союзу провинций завершается. Вместе с ними Бессарабию и северную Буковину покидают около 300 тыс. беженцев – значительная часть представителей имущих и образованных классов этих земель.


Те, кто рискнул остаться, вскоре пожалели об этом. За год с момента советской оккупации до наступления немецких и румынских войск в июне 1941 г. в Восточной Молдавии и Северной Буковине подверглись репрессиям 90 тыс. человек. Самым жестоким ударом по населению областей стала депортация 31 тыс. бессарабцев и буковинцев в июне 1941 г. Был и немалый обратный поток – 150 тыс. жителей Восточной Молдавии, находившиеся в других областях Румынии, либо понадеявшись на лучшее будущее при социализме, либо опасаясь закрытия границы, поспешили вернуться к себе на родину.

2 августа 1940 г. Верховный Совет СССР принял постановление о создании Молдавской Советской Социалистической Республики. При этом границы в регионе подверглись серьезному пересмотру. Северная Буковина, а также прилегающая к Дунаю и Черному морю южная Бессарабия, где молдаване составляли меньшинство, были переданы Украине. Часть болгарских и гагаузские земли отошли к Молдавии. А вот немцев на этих землях не осталось. По договоренности между СССР и Германией все они в количестве 110 тыс. были вывезены на немецкую территорию. Ехали немцы с большим комфортом, чем те бессарабцы, которых советские власти увозили в Сибирь, но вряд ли разлука с родиной, где жили несколько поколений их предков, становилась от этого намного легче.

Зато полоса земель вдоль восточного берега Днестра с примерно на треть молдавским населением, на которой с 1924 г. существовала Молдавская автономия, была отобрана у Украины и передана Молдавии.

Новые владения коммунистической империи приводились к общесоветскому стандарту с максимальной быстротой. Уже в июле провели обмен лей на рубли, обеспечивший населению новых советских земель равенство в нищете – обменивалась лишь очень небольшая сумма, а все накопления сверх нее превращались в ничто. 15 августа 1940 г. последовал закон о национализации всех крупных и средних предприятий Восточной Молдавии и Северной Буковины.

Предпринятая Румынией в ходе Второй мировой войны попытка вступив в союз с нацистами вернуть восточные земли обернулась для Восточной Молдавии новыми бедствиям – сражениями с отступавшей советской армией в июне и июле 1941 г. и разрушением значительной части столицы края Кишинева, унесшими жизни 120 тыс. человек репрессиями румынских властей против евреев, цыган, поляков, коммунистов, баптистов и уклонявшихся от трудовой повинности молдаван.

Хотя молдавское крестьянство, разумеется, несло на своих плечах тяжесть войны, для него короткое возвращение румын стало передышкой между советскими налогами. За три года румынского правления в Бессарабии было собрано в виде налогов и реквизиций 417 тыс. тонн зерна, в то же время в 1940 – 1941, только за один год советской администрации государство взяло 356 тыс. т. зерна. А в 1944 г. вернувшаяся советская власть выкачала из разоренной войной Восточной Молдавии 480 тыс. тонн!

Последнее стало возможно после того как в ходе весеннего наступления 1944 г. Советский Союз в марте вернул северную половину Бессарабии, а удар советской армии в августе того же года окончательно решил судьбу этих земель, а затем и Румынии, также оказавшейся под властью коммунистов.

После того как Румыния стала коммунистической, идеологические обоснования советских притязаний на земли между Днестром и Прутом отпали. Но отдать другой, пусть даже «братской» стране то, что СССР всегда считал своим, только «временно оккупированным», являлось поступком абсолютно недопустимым. Так что, казалось бы канувшая в Лету граница 1812 г. возродилась всерьез и надолго. Населению Бессарабии было велено вспомнить свою старую, связанную с существовавшим с 14 по 19 век молдавским государством идентичность, называться молдаванами и накрепко забыть о том, что они могут быть и румынами тоже. Вместо румынской латиницы вновь ввели кириллицу, а употребляемый в крае язык стали называть молдавским, хотя его отличия от румынского явно недостаточны, чтобы считать их отдельными наречиями.

Могущество одержавшего победу в самой громадной и ужасной в человеческой истории войне СССР было столь велико, что казалось у Восточной Молдавии впереди столетия жизни под властью новой восточной империи. Начало этой жизни было мрачным.

СССР умел выкачивать ресурсы из своего населения решительно и беспощадно. Осенью 1944 г. в советскую армию были мобилизованы 257 тыс. жителей Восточной Молдавии, из них 40 тыс. погибли за оставшиеся до конца войны месяцы. Сельское хозяйство Бессарабии было разорено великой войной и непомерными поборами – собранный в 1945 г. урожай составлял лишь половину от уровня 1940 г.

В последующие годы объемы изъятия сельскохозяйственной продукции снизились, но все равно оставались огромными. С 1945 по 1952 г. осуществлявшиеся по символическим ценам обязательные поставки Восточной Молдавии в общесоюзные фонды составили 2,2 млн. тонн зерна – порядка 245 тыс. т. в среднем за год.

Во время войны было разрушено большинство бессарабских городов. 76% Кишинева лежало в руинах. В эти места, где крайне трудно было прожить и оставшемуся там населению, приезжает множество новых людей. Возвращаются несколько сотен тысяч эвакуированных в 1941 г. в восточные области СССР, а также 45 тыс. бессарабцев, которых в первой половине 1944 г. Румыния вывезла вглубь своей территории, а во второй половине года по распоряжению советских властей насильственно вернула на место. Скопление всего этого народа в разоренной стране привело зимой 1944 – 1945 гг. к эпидемиям тифа и туберкулеза, стоившим жизни 107 тысячам человек.

В первые годы после «освобождения» СССР управлял Восточной Молдавией как завоеванной страной. Управленческий аппарат был практически в полном составе привезен с востока. В 1947 г. молдаван среди восточномолдавской бюрократии было только 5%, да и те в основном являлись выходцами из межвоенной заднестровской Молдавской автономии или с Украины.

Результаты их правления были бедственными. Плохой урожай 1945 г. стал лишь началом великой трагедии молдавской деревни. В 1946 и в 1947 г. на южные регионы Советского Союза обрушились жестокие засухи, а безжалостность природы оказалась помножена на беспощадность власти. СССР помогал пострадавшим от засухи восточноевропейским странам, но из собственного населения продовольствие выколачивалось до самой последней возможности (молдаван жалеть было тем более незачем, так как они в отличие от русских и большей части украинцев все еще не вступали в колхозы, оставаясь зловредными частниками). Обязательные поставки для Бессарабии были временно отменены в ноябре 1946 г., когда население края уже умирало от голода. Всего в 1946 – 1947 гг. голод унес 216 тыс. жизней.

Урожай 1948 г. был хорошим, и беспощадное выколачивание поставок не замедлило возобновиться. Теперь налоги стали более дифференцированными – для основной массы крестьян - просто высокими, для наиболее зажиточных – разорительными, делавшими хозяйственную деятельность практически невозможной. Хотя Восточная Молдавия и была для Советского Союза приобретением легким для освоения – в отличие от долгой и жестокой партизанской войны в Западной Украине, Польше и Прибалтике здесь были лишь небольшие и быстро захлебнувшиеся попытки создать антикоммунистическое подполье, идти в колхозы сельское население края тоже не хотело. К началу 1949 г. только 27% молдавских крестьян отказалось от собственности на свою землю и вступило в коллективные хозяйства.

Разумеется, сразу вслед за советской армией в Бессарабию прибыли и сотрудники госбезопасности, которые приступили к чистке края от неблагонадежной и классово чуждой части населения. Основной формой репрессий стала депортация во внутренние области СССР – с 1944 по 1948 г. ей подверглись порядка 50 тыс. человек. Но поскольку ни разорительные налоги, ни голод, ни умеренные репрессии не заставили крестьян пойти в колхозы, было решено, что советское государство должно нанести по молдавской деревне большой устрашающий удар. 5 и 6 июня 1949 г. в ходе масштабной и стремительной операции под кодовым названием «Юг» 40 тыс. жителей Восточной Молдавии, в основном крестьян, отрываются от своих домов и полей, грузятся в вагоны и отправляются на вечное поселение в Западную Сибирь и Казахстан.

Это подействовало. Приток в колхозы стал массовым – в 1950 г. коллективизация завершилась. В ответ коммунистическая империя начала понемногу менять гнев на милость. После кульминации в 1949 г. вал репрессий пошел на убыль. Начались поставки сельскохозяйственной техники. Но поначалу тракторы и комбайны мало помогали – в первые годы своего существования задавленные непосильными налогами, ненавидимые насильно загнанными туда крестьянами и плохо организованные колхозы снижали и без того незначительный объем производства и прозябали в нищете.

Зато колхозники получили возможность читать советские газеты. Предпринятая властями кампания позволила в начале пятидесятых довести уровень грамотности населения Бессарабии (к концу румынского правления достигший 50%) до 100%.

Бедность, голод и репрессии заставляли тысячи бессарабцев покидать свою родину и без прямого принуждения. В 1948 – 1950 гг. почти 100 тыс. жителей края уехали в Донбасс, Сталинград и другие города и области СССР, откликнувшись на кампанию по найму на стройки и заводы.

Навстречу покидающим край молдаванам шел обратный поток – вслед за бюрократами и чекистами в Восточную Молдавию из России и Украины поехали технические специалисты. Войны и репрессии почти полностью смели эту и без того немногочисленную в румынский период группу населения Бессарабии, так что теперь она воссоздавалась за счет приезжих. Последние принялись за решение задачи создания в крае крупного производства, но отраслевая структура на первых порах не претерпела значительных изменений – строились предприятия пищевой и легкой промышленности.

Потрясения сороковых годов несколько изменили национальный состав населения Восточной Молдавии – в 1941 г. молдаване составляли 69% жителей края, украинцы 11%, русские 6%, а в 1959 г. молдаван было 65%, украинцев 14%, русских 10%. Но эти перемены оказались менее масштабными, чем произошедшие в 19 веке, в первые десятилетия правления Российской империи. Население Бессарабии выросло, а значит, и изменение его этнического состава стало более трудным делом.

После смерти Сталина пришло освобождение миллионов репрессированных людей. Для Молдавии это означало, что в 1954 – 1958 гг. ранее депортированным спецпоселенцам было предоставлено право уехать из мест своего принудительного проживания. Но власти в Кишиневе не поощряли их возвращение, так что на родину вернулись далеко не все.

Источник http://www.world-history.ru/countries_about/2356.html

Комментариев нет :

Отправить комментарий