пятница, 7 октября 2016 г.

Дорога костей или Колымский тракт. Восточная Сибирь.

Печально известная заброшенная трасса, ведущая из Магадана в Якутск. Дорогу начали строить в 1932 году. В связи с развитием горнодобывающей промышленности в 1920-х годах, в Якутии и на Колыме Советское государство начало создавать сеть местных дорог. В ноябре 1931 года был создан «Дальстрой» — «Государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районе Верхней Колымы», одной из задач которого стала постройка автодороги от Магадана до Усть-Неры и ответвления на Якутск с использованием труда заключённых Севвостлага. Летом 1932 года заключёнными и вольнонаёмными специалистами были введены в эксплуатацию первые 30 км дороги и 90 км зимника. Остальные 1042 км до Усть-Неры строились до 1953 года.


Это то самое место, про которое говорят: «Уж лучше вы к нам!». Колыма. А точнее, колымский тракт: ледяная дорога (более 2 000 км), соединяющая Магадан и Якутск. Два не самых приятных места на Земле. Рекорды холода бьются именно здесь – температура периодически опускается до – 70 градусов по Цельсию.

Узники ГУЛага пробивали тракт через неприступные горы хребтов Сэттэ Дабаан, Сунтар-Хаята... В годы репрессий по колымскому тракту прошло около 800 тыс. советских заключенных. Половина там и осталась. Местные старожилы помнят, как обледеневшие трупы валялись вдоль дороги. От непосильного рабского труда, холода и голода узники гибли массово. Их не хоронили - сил для этого это не было, их клали прямо под полотно дороги и они служили естественным уплотнителем грунтового покрытия тракта. Погибших если и хоронили (в теплое время года), то тут же – на обочине. По этой причине тракт и прозвали «дорогой на костях». Те, которые остались живы, рассказывают, что под этой дорогой через каждые пятьдесят, сто метров покоятся узники ГУЛага. Сейчас на Дороге мало что осталось с тех времен - все лагеря, расположенные через каждые 25 километров вдоль дороги, разрушены и стерты с поверхности земли, скрыв от глаз людей свидетельства чудовищного преступления. Остались только названия участков, мест на дороге, которые сохранились до наших дней- это ручей Малиновка, где стоял женский лагерь, опасные участки Ласточкино Гнездо, Желтый Прижим, Черный Прижим, Заячья Петля, Скалы Чертов Палец, Чертово Ворота.

Не удивляйтесь, если здесь вам предложат «порадовать костлявых» (т.е. заняться поиском человеческих останков в земле). Здесь это что-то вроде спорта и гадания одновременно: нашел тазобедренную кость – к деньгам, ребро – к тихому семейному счастью, череп – к повышению по службе.

Большая часть лагерей вдоль этой дороги от главного шоссе до поселка Тополиное, что в 225 километрах от Хандыги, была закрыта в середине 1950-х годов. Другие были вычеркнуты из исторической памяти людьми, собиравшими дрова. Даже сегодня, чтобы попасть в лагерь, надо совершить настоящий марафон. Из Якутска (это столица региона, находящаяся в шести часовых поясах восточнее Москвы) до Хандыги 12 часов езды на машине и пароме. Хандыга своим существованием обязана ГУЛагу: поселок появился в 1939 году, когда здесь открылись первые лагеря. Сегодня Хандыга - это обветшалый поселок в состоянии упадка, не желающий вспоминать о своем прошлом. Там нет памятника жертвам ГУЛага, а частный музей недавно закрылся. Трасса строилась для того, чтобы пролетарское государство могло добывать в этом регионе золото.

Рассказывает местный учитель истории Альбина Николаева


«Сначала планировали строительство железной дороги, но потом началась война, и было решено построить шоссе. Работы начались в 1941 году, а к 1943 году уже было пройдено 735 километров». 

«Сначала там были в основном политические заключенные, но во время войны к ним добавили тех, кто оказался на оккупированных немцами территориях. Были крестьяне, выступавшие против сталинской программы коллективизации из-за своих личных хозяйств, а также люди, совершившие преступления – тогда можно было получить десять лет лагерного срока, просто что-нибудь украв». 


Строительство Колымского тракта, "Дорога на костях"

«Лагеря называли по километровым столбам, у которых они находились. Людям, работавшим на строительстве дороги, было немного легче, чем тем, кто трудился на рудниках - те умирали в огромных количествах». 

«Летом здесь бывает до 40 градусов жары, а зимой до минус 60. Трудились они по 15 часов в день, питались только кашей и хлебом, жили в лагерях, вокруг которых стояли болота. Санитарные условия были ужасные». 

Многие заключенные с закрытием лагерей были реабилитированы и уехали из этих мест, а остальные остались в Хандыге. «Большинство из них прожило недолго, потому что жизнь в лагерях была очень тяжелой. Но между ними и их бывшими охранниками никогда не возникало ничего дурного», - вспоминает Николаева.

В 60 километрах к востоку от Хандыги есть поворот на Тополиное, где находилось не менее полудюжины лагерей, в том числе, один женский. Впереди меня ждала семичасовая тряска на внедорожнике, десять переправ через реки и 150 километров ухабистой колеи, поскольку я решил добраться до этих лагерей.

В 2008 году был наведен новый мост через реку Менкуле, который заменил старый, построенный зеками в 1951 году. Рядом установлен крест в память о «российских мостостроителях 1937-2008 годов». И никаких упоминаний о лагерях.

Хранительница местного музея ГУЛага Надежда Наерханова


В поселке Теплый Ключ есть крошечный музей в память о лагерях ГУЛага. Заключенные построили поселок и его аэродром, которым в годы Второй мировой войны пользовались американцы, поставлявшие российской армии самолеты по ленд-лизу.

«Магаданская трасса это крупнейшее в мире кладбище.На этой дороге каждый день умирали не менее 25 человек, и о большинстве из них никто ничего не знает. На поверхность постоянно вылезают кости. Мы стараемся сохранить память об этих людях». 

Только в этом районе находилось более ста лагерей.

«Это был какой-то гигантский людской поток, ленточный конвейер, в котором были даже 12-летние дети. Мой дед работал охранником в одном из лагерей, но говорить об этом он не любил. Он только рассказывал, что это были серые, ужасные места, где люди постоянно голодали и мучились от холода».

Жизнь зеков


«Каждый раз, когда приносили баланду … всем хотелось кричать и плакать. Мы были готовы кричать от страха, потому что суп мог оказаться водянистым. А когда случалось чудо, и баланда оказывалась густой, мы не могли в это поверить, и старались есть ее как можно медленнее. Но даже с густым супом в желудке оставалась сосущая боль, потому что голодали мы слишком долго. Все человеческие эмоции – любовь, дружба, зависть, забота о товарищах, сострадание, жажда славы, честность – покидали нас вместе с плотью, которая вытаивала из наших тел», - писал об этом в своих «Колымских рассказах» Варлам Шаламов.


«А Колыма была - самый крупный и знаменитый остров, полюс лютости этой удивительной страны ГУЛаг … почти невидимой, почти неосязаемой страны, которую и населял народ зэков», - Александр Солженицын, «Архипелаг ГУЛаг».

Со строительством федеральной магистрали «Колыма» старый колымский тракт пришел в упадок, и на сегодняшний день находится в заброшенном состоянии.

По материалам: http://inosmi.ru/history/20110719/172225056.html#ixzz3ocGkkXvp

Комментариев нет :

Отправить комментарий