вторник, 25 апреля 2017 г.

ГУЛаг

ГУЛаг (Главное управление лагерей) - Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения. Это подразделение НКВД СССР, осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей в 1934–1960 годах, - важнейший орган системы политических репрессий в СССР. Обычно под словом «ГУЛаг» подразумевают не саму организационную бюрократическую структуру, а весь аппарат подавления, включая тюрьмы и даже систему идеологической пропаганды. По всей территорий бывшего СССР было 36 исправительно-трудовых лагерей, ГУЛаг осуществлял руководство ими.


История


25 апреля 1930 по приказу ОГПУ было образовано Управление лагерями. Законодательная база под систему ГУЛаг была подведена 1 августа 1933 года, когда был утвержден Исправительно-Трудовой Кодекс РСФСР, прописывающий различные аспекты функционирования трудовых лагерей. В частности, кодексом предписывается использование труда заключенных и узаконивается практика зачета двух дней ударной работы за три дня срока, широко применявшаяся для мотивации заключенных при строительстве Беломорканала.


Согласно Постановлению ЦИК СССР, 10 июля 1934 года был создан Народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого вошли пять главных управлений. Одним из них было Главное управление лагерей. В октябре того же года это управление было переименовано в Главное управление лагерей, трудпоселений и мест заключения — собственно ГУЛаг.

В дальнейшем это управление еще дважды переименовывалось и в феврале 1941 получило закрепившееся название Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД СССР. Ведомственная принадлежность ГУЛага после 1934 года менялась всего один раз — в марте 1953 ГУЛаг был передан в ведение Министерства юстиции СССР, но в январе 1954 вновь возвращен в МВД СССР. Следующим организационным изменением системы исполнения наказаний в СССР стало создание в октябре 1956 Главного управления исправительно-трудовых колоний, которое в марте 1959 было переименовано в Главное управление мест заключения.

ГУЛаг в экономике


Уже к началу 1930-х труд заключенных в СССР рассматривался как экономический ресурс. Постановление Совета Народных Комиссаров в 1929 году предписывало ОГПУ организовать новые лагеря для приема заключенных в отдаленных районах страны в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных богатств путем применения труда лишенных свободы.



Еще более четко отношение властей к заключенным как к экономическому ресурсу выразил Иосиф Сталин, в 1938 году выступивший на заседании Президиума Верховного Совета СССР и заявивший по поводу существовавшей тогда практики досрочного освобождения заключенных следующее: «Мы плохо делаем, мы нарушаем работу лагерей. Освобождение этим людям, конечно, нужно, но с точки зрения государственного хозяйства это плохо…»

Заключенными ГУЛага в 1930-50-х годах велось строительство почти всех крупных промышленных и транспортных объектов:

  • каналов (Беломоро-Балтийский канал имени Сталина, канал имени Москвы, Волго-Донской канал имени Ленина);
  • ГЭС (Волжская, Жигулевская, Угличская, Рыбинская, Куйбышевская, Нижнетуломская, Усть-Каменогорской, Цимлянская и др.);
  • металлургических предприятий (Норильский и Нижнетагильский МК и др.);
  • объектов советской ядерной программы;
  • ряда железных дорог (Трансполярной магистрали, Кольской железной дороги, тоннеля на Сахалин, Караганда-Моинты-Балхаш, Печорской магистрали, вторых путей Сибирской магистрали, Тайшет-Лена (начало БАМа) и д.р.) и автострад (Москва — Минск, Нагаево — Атка — Нера и д.р.)


Состав заключенных: политические и уголовники


Система лагерей ГУЛаг делилась на две части. Это был мир политических и уголовников. Последние из них признавались государством «социально близкими». Этот термин пользовался популярностью в советской пропаганде. Некоторые уголовники старались сотрудничать с администрацией лагеря, для того чтобы облегчить свое существование. При этом от них власть требовала лояльности и слежки за политическими. Многочисленные "враги народа", а также осужденные за мнимый шпионаж и антисоветскую пропаганду не имели никаких возможностей, чтобы защищать свои права. Чаще всего они прибегали к голодовкам. С их помощью политические заключенные пытались привлечь внимание администрации к тяжелым условиям жизни, злоупотреблениям и издевательствам тюремщиков. Одиночные голодовки ни к чему не приводили.



Общее число заключенных в лагерях ГУЛага стремительно росло. На 1 июля 1929 их было около 23 тыс., через год — 95 тыс., еще через год — 155 тыс. чел. На 1 января 1934 численность заключенных составила уже 510 тыс. чел. без учета находившихся в пути.
Ликвидация ОГПУ и образование НКВД СССР в 1934 привели к тому, что все места заключения в стране были переданы ГУЛагу НКВД СССР. К 13 принятым от ОГПУ лагерям в 1935 добавились Саровский и Ахунский ИТЛ, а общее число заключенных превысило 725 тыс. чел.

В годы так называемого большого террора контингент ГУЛага, несмотря на широкое применение в стране высшей меры наказания — расстрела осужденных, а также увеличение смертности среди заключенных, стремительно увеличился. Если на 1 июля 1937 в лагерях находилось 788 тыс. чел., то в апреле 1938 — уже более 2 миллионов человек. Чтобы как-то «справиться» с наплывом заключенных, были организованы пять новых ИТЛ (среди них знаменитый Норильский), а затем еще тринадцать специальных лесозаготовительных лагерей (Каргопольский, Тайшетский, Вятский, Северо-Уральский ГУЛаг, Унженский, Усольский и др.)

После смерти Сталина и проведения в 1953 году массовой амнистии число заключенных в лагерях сократилось в два раза, строительство ряда объектов было прекращено. В течение нескольких лет после этого система ГУЛага планомерно сворачивалась и окончательно прекратила свое существование в 1960 г.

Шаражки


Больше везло тем специалистам и ученым, которые попадали в так называемые шарашки. Это были научные заведения закрытого типа, где работали над секретными проектами. Многие знаменитые ученые попадали в лагеря за свое вольнодумство. Например, таким был Сергей Королев – человек, ставший символом советского покорения космоса. В шарашки попадали конструкторы, инженеры, люди, связанные с военной промышленностью. Подобные заведения нашли свое отражение в культуре. Писатель Александр Солженицын, побывавший в шарашке, через много лет написал роман «В круге первом», где подробно описал быт таких заключенных.

Функция ГУЛага


После снятия грифа секретности с архивов в руках историков оказались материалы, доподлинно и документально подтверждающие репрессии, причем произведенные в силу специальных указов и постановлений. Например, 11 сентября 1941 г. в Орловской тюрьме был осуществлен расстрел 170 политических заключенных. Объяснялось данное решение тем, что перемещение в другую тюрьму или лагерь осужденных данной тюрьмы не представлялось возможным. Если уж такие беззакония творились «официально» по предписаниям указов и постановлений, то что говорить о самой атмосфере лагерей и о тех нечеловеческих условиях, которые там были созданы сознательно лагерным руководством для заключенных.



Все это подтверждает тот факт, что основная задача ГУЛага была именно репрессивной. Даже попытки обосновать и оправдать существование ГУЛага с точки зрения экономической целесообразности не имеют под собой истинной доказательной базы. Руководитель ГУЛага Наседкин 13 мая 1941 года писал: «Сопоставление себестоимости сельскохозяйственной продукции в лагерях и совхозах СССР — показало, что себестоимость продукции в лагерях значительно превышает совхозную». После войны замминистра внутренних дел Чернышов писал в специальной записке, что ГУЛаг просто необходимо переводить на систему аналогичную гражданской экономике. Но, несмотря на введение новых стимулов, детальную проработку тарифных сеток, норм выработки самоокупаемость ГУЛага не могла быть достигнута; производительность труда заключенных была ниже, чем у вольнонаемных работников, а стоимость содержания системы лагерей и колоний возрастала.

Условия жизни заключенных


Сегодня, после того, как опубликованы воспоминания очевидцев и людей прошедших все круги ада в ГУЛаге, издевательством выглядят те нормы, установленные для содержания з/к в лагерях. Например, вот эта норма питания № 1 (основная) заключенного ГУЛага в 1948 году (на 1 человека в день в граммах):


  • Хлеб 700 (800 для занятых на тяжелых работах)
  • Мука пшеничная 10
  • Крупа разная 110
  • Макароны и вермишель 10
  • Мясо 20
  • Рыба 60
  • Жиры 13
  • Картофель и овощи 650
  • Сахар 17
  • Соль 20
  • Чай суррогатный 2
  • Томат-пюре 10
  • Перец 0,1
  • Лавровый лист 0,1


Все эти «нормы» и предписания в подавляющем большинстве случаев не выполнялись лагерным руководством. Основным «убийцей» заключенных в ГУЛаге была не «пуля чекиста», а голод, холод и болезни.

Оценки массштабов репрессий


Ученые-историки до сих пор спорят о количестве репрессированных во времена ГУЛага. Называются самые разные цифры и применяются различные подходы для подсчета статистики. Основным критерием для включения конкретных осужденных людей в общее число репрессированных служит необоснованность применённых санкций и наказаний. В отличие от официальной статистики НКВД по осуждённым по 58-й статье, надёжные данные о численности остальных категорий отсутствуют, и исследователями приводятся различные оценки. Суммарные оценки по всем упомянутым категориям составляют 25-30 млн. человек прошедших через места лишения свободы или ссылку и свыше 40 млн. для менее суровых наказаний. Разница в оценках масштабов репрессий различными исследователями определяется в первую очередь набором категорий лиц, включаемых в понятие «репрессированный». В результате оценки варьируются от 3,8 млн — 9,8 млн «политических» репрессированных и до многих десятков миллионов, включая понёсших наказания по уголовным статьям. Аналогично различаются оценки погибших в результате репрессий — от сотен тысяч расстрелянных по 58-й статье до миллионов умерших от голода начала 1930-х годов.

Источник http://northural.ru/article/istoriya_gulaga/

Комментариев нет :

Отправить комментарий